Миссия Mars One и все-все-все: будут ли на Марсе яблони цвести?

121

Миссия Mars One и все-все-все: будут ли на Марсе яблони цвести?

Постоянные читатели нашего сайта, конечно же, знают о Mars One – проекте запуска на Марс первого частного космического аппарата, намечающегося на 2018 год, – причём с перспективой дальнейшей высадки на соседнюю планету нескольких групп колонистов, в числе которых вполне может оказаться и украинец. Однако, стоило бы более внимательно посмотреть и на то, насколько осуществимым может оказаться этот проект – отнюдь не первый в длинном ряду так и не реализованных планов по колонизации «Красной планеты».

Идея того, что самое ближайшее будущее человечества тесно связано с освоением космоса, с исследованием и колонизацией сначала планет Солнечной системы, а затем и других звёздных систем и даже галактик, – эта идея достигла своего расцвета в прошлом веке, а в особенности в шестидесятые его годы. Запуск первого Спутника в 1957 г., полёт Ю. Гагарина в 1961 г. и успешное осуществление в 1969 г. первого прилунения землян в рамках проекта «Аполлон» свидетельствовали, казалось бы, о начале «космической эры» в жизни человечества. К примеру, в 1962 г. известный писатель-фантаст и по совместительству футуролог Артур Кларк (1917–2008), ещё в 1945 году предсказавший, в частности, применение спутников для телекоммуникаций, опубликовал список своих прогнозов на будущее, согласно которому в 1970 г. должна была произойти первая пилотируемая посадка на Луну, в 1980 г. – на другие планеты, 2000 г. должен был ознаменоваться уже колонизацией планет, а, скажем, 2030-й – контактами с внеземными цивилизациями.

Не считая первого из этих событий, предсказанного почти что с буквальной точностью, практически все такого рода прогнозы на конец ХХ и на ХХI век не оправдались. После 1972 года и, как минимум, до 2015-го ни один человек не покидал более пределов земной орбиты – факт, который немало бы удивил современников Юрия Гагарина и Нила Армстронга, а тем более разочаровал бы мальчишек и девчонок всего мира, мечтавших о грядущих космических путешествиях. Основные причины этому, можно сказать, банальны – полёты в космос оказались слишком дороги и неоправданно рискованны. Пожалуй, стоит удивляться скорее тому, что они таки смогли осуществиться – в ситуации шестидесятых, в эпоху противостояния двух мировых сверхдержав, для которых первенство в этой сфере оказалось вопросом особого престижа, оправдывающего любые затраты. Любопытно, кстати говоря, что США, вырвавшись вперёд благодаря полёту на Луну, продемонстрировали свою техническую и финансовую мощь – но отнюдь не провозглашённое по этому же поводу преимущество рыночной экономики перед плановой: для осуществления этого проекта потребовались огромные усилия именно централизованного федерального правительства и всей государственной машины, а вовсе не частных предприятий. Всего несколько лет назад NASA поведала миру об общей сумме затрат на реализацию полёта «Аполлонов»: примерно 170 миллиардов долларов в ценах 2005 года – или же более 200 млрд. в ценах 2015-го…

Mars1_2

Космонавты на Марсе в представлении художника середины прошлого века. Жаль, что стильные антенны давно вышли из моды

Разумеется, существовали в то время и планы полёта на Марс, в том числе и в СССР. В приложении к постановлению советского правительства об освоении космоса, принятого 23 июня 1960 г., был даже назначен точный день старта тяжёлого межпланетного корабля, проектируемого Г. Ю. Максимовым, – 8 июня 1971 г., с возвращением на Землю ровно три года спустя. Однако, после того как в 1961 г. США объявили о своей лунной программе, приоритет был отдан аналогичному отечественному проекту, который всё равно не увенчался успехом – по причинам, скорее, не столько технического, сколько административного характера, а также из-за смерти С. П. Королёва и устранения от власти Н. С. Хрущёва. В условиях же воцарившейся после этого последнего события «экономной экономики» межпланетные экспедиции стали восприниматься как ненужная и непозволительная расточительность.

Внимание было сосредоточено на околоземных орбитальных станциях, а к Марсу продолжали летать автоматические межпланетные станции, одной из которых, «Марс-3», удалось в 1971 г. совершить и первую в истории посадку на поверхность Красной планеты. Начиная с 1990-х годов, первенство в освоении Марса отходит к США – одним из достижений NASA оказывается успешная программа исследования нашего ближайшего соседа по Солнечной системе при помощи марсоходов, включая поныне действующие «Opportunity» и «Curiosity». О пилотируемом корабле в ближайшем будущем речи пока не идёт – в заявленных планах только запуск в 2020 г. ещё одного роботизированного устройства для долгосрочной работы на марсианской поверхности.

Пока что с Земли на Марс летают только роботы

Возможно, действительно пришло время не государствам, а частным компаниям взяться за межпланетные полёты? На такой поворот событий рассчитан и проект «Столетний космический корабль», основанный при участии самой NASA и предназначенный для создания такого бизнес-плана на ближайшие сто лет, который позволил бы осуществить космические путешествия. Впрочем, как видно из самого этого названия, планы эти относятся к самому отдалённому будущему, до которого не суждено дожить нынешнему поколению землян – включая бизнесменов. Последние же всегда склонны интересоваться более ощутимыми проектами. К примеру, небезызвестный миллиардер и первый космический турист Деннис Тито основал пару лет назад фонд под названием «Inspiration Mars», цель которого – способствовать запуску уже в 2018 году пилотируемого корабля для облёта Марса на расстоянии до 160 км от поверхности с последующим возвратом на Землю. Экипаж при этом будет состоять из двух человек – непременно американцев и непременно мужчины и женщины, а всё путешествие должно занять 501 день. Впрочем, реализация этого проекта сомнительна уже по причинам чисто финансовым: по признанию Тито, частных пожертвований он сможет собрать миллионов так на триста, а оставшиеся 700 млн. долл. должно предоставить правительство США в лице NASA, – на что последняя отреагировала решительным отказом.

Зато куда привлекательнее в этом отношении смотрится проект Mars One, намного более амбициозный, нежели Inspiration Mars: в том же 2018 г. (во время следующего «Великого сближения» Земли с Марсом, происходящего раз в 15–17 лет) планируется запустить пробную миссию, которая установит на орбите Красной планеты спутник связи, двумя годами спустя за ней последует марсоход, который выберет подходящее место для размещения марсианской колонии, а затем и шесть кораблей с грузами для снабжения этой последней. Наконец, на 2024 г. запланирован запуск и собственно экспедиции – первого экипажа из четырёх будущих колонистов – увы, лишённых технической возможности вернуться обратно на Землю. В дальнейшем предполагается запуск аналогичных групп каждые два года – по крайней мере, ещё пять раз подряд.

Mars1_4

Инфографика 2010 года о запуске космических аппаратов к Марсу не самая актуальная, но соотношение успешных и провальных проектов она передаёт хорошо

Подобно Деннису Тито, основатель проекта Mars One голландец Бас Лансдорп – прежде всего, предприниматель. Сам он на Марс не собирается, но об осуществлении таких полётов задумывался ещё студентом – по его убеждению, это проблема скорее бизнес-плана, чем техники: «Все нужные нам технологии сегодня существуют, или почти существуют. Я просто не мог придумать, как это профинансировать». Оставим пока что вопрос о технологиях – и посмотрим, насколько реально осуществление Mars One именно в финансовом отношении. Согласно информации с официального сайта проекта, все затраты до отправки первой четвёрки колонистов включительно составляют 6 млрд. долларов – плюс 4 млрд. за каждый последующий полёт на Марс очередного корабля с экипажем. По мнению австралийской журналистки Эльмы Кип, которая провела целое фундаментальное расследование проекта Лансдорпа, пытаясь выяснить степень его осуществимости, эта цифра в десятки, если не в сотни раз занижена по сравнению с оценками специалистов NASA, и ссылки основателей Mars One на частный характер этого проекта, позволяющий приобретать всю технику значительно дешевле, звучат не слишком уж убедительно.

Да и обозначенные шесть миллиардов заполучить пока не удалось: пока что проект располагает суммой в чуть более 600 тысяч (0,01% от намеченного), половина которой была собрана посредством кампании краудфандинга. Не самой популярной платформе Indiegogo было оказано предпочтение перед Kickstarter – вероятно, потому, что она предоставляет возможность получить собранную сумму, даже если пожертвования не достигнут запрошенной цели (что в итоге и произошло). Помимо этого, была надежда на финансирование при помощи вступительных взносов со стороны всех желающих быть отобранным в состав марсианской экспедиции, – но вместо предполагаемого миллиона кандидатов таких желающих оказалось, по официальной информации, чуть больше 200 тыс. Более того – по сообщению Эльмы Кип, главврач проекта Норберт Крафт утверждает, что на самом деле рассматривал кандидатуры только 80 тыс. чел., при этом только 2782 из них разместили свои видео на сайте Mars One и уплатили взнос в размере от 5 до 75 долл.

Так картинка с официального сайта Mars One изображает грузовой модуль для колонии

Изначальной идеей Лансдорпа было продать за круглую сумму права на телетрансляцию с корабля и из колонии, превращая экспедицию в своего рода «реалити-шоу». Ориентировался он при этом на то, что затраты СМИ на приобретение эксклюзивных прав на освещение событий последней Олимпиады принесли её организаторам целых 8 млрд. В случае с полётом на Марс телеаудитория была бы даже больше, чем у спортивных состязаний: мало какая американская семья не смотрела в 1969 г. прилунение «Аполлона» в прямом эфире! Однако, что не удивительно, медиа-магнаты не спешат раскошеливаться: предложение «миллиарды сейчас – Марс-шоу через 10 лет» особой привлекательностью не отличается. В конце февраля этого года было сообщено о провале очередных переговоров Баса Лансдорпа с телепродюсерами.

Впрочем, проблем и слабых сторон у проекта хватает и без этого – начиная уже с самого полёта экипажа в направлении Марса. Даже если оставить без внимания психологический аспект совместного пребывания четырёх человек в одном корабле и в одной колонии, на который, кроме прочего, ссылается NASA, обосновывая свою нерешительность в планировании скорого межпланетного полёта, и в свете которого идея Тито о запуске в космос супружеской пары выглядит вполне логично, – проблематичным остаётся вопрос о защите от космической радиации уже в корабле. Точных данных о степени опасности такого путешествия для человека пока что нет – но измерения, которые провёл Curiosity во время своего 253-дневного странствия в направлении Марса, свидетельствуют о вероятном превышении максимальных доз радиации, установленных для космонавтов государственными космическими агентствами США, Европы или России. Хотя, разумеется, эти ограничения частная компания может проигнорировать, взяв у своих колонистов-добровольцев подписку о согласии на такие условия – как и на «билет в один конец» с неизвестным исходом.

Mars1_6

На самом Марсе практически нет никаких достопримечательностей

Но для того, чтобы вылететь в космос, требуется не только доброволец, но и космический корабль, которого у Mars One пока что нет. Техническими вопросами организаторы этого проекта вообще не занимаются, ссылаясь на возможность закупки уже имеющегося оборудования у третьих лиц – и на переговоры с «основными аэрокосмическими компаниями». Однако, SpaceX факта таких переговоров не подтверждает, а Lockheed Martin и Surrey Satellite Technology Ltd., с которыми действительно обсуждалась разработка первого, роботизированного космического аппарата для отправки к Марсу в рамках проекта Лансдорпа, сообщили в начале этого года, что так и не приступали к практическому выполнению составленных планов из-за отсутствия реальных заказов со стороны Mars One.

Отсутствие корабля несколько затрудняет и планирование снабжения экспедиции, и даже отбор кандидатов в члены экипажа, на котором сейчас сконцентрировал своё внимание Бас Лансдорп. И если такие проблемы возникают уже при оценке возможности и безопасности семи- или девятимесячного полёта, который вполне укладывается в рамки уже имеющихся технологий и опыта, накопленного за десятилетия работы космонавтов и астронавтов на земной орбите, – то жизнь колонистов в условиях Марса оказывается уже почти что исключительно предметом теоретических рассуждений, недалеко уходящих от жанра более или менее научной фантастики. Даже успешные исследования, проводимые марсоходами, оставляют без точного ответа вопрос о самочувствии человека в условиях силы тяжести, составляющей половину от земной, с температурой, почти не поднимающейся выше нуля по Цельсию, с повышенным радиационным фоном и т.д.

Mars1_7

Марсианская подземная база в представлении художника Джоша Кохрана

Так ли привлекательна может быть жизнь колонистов на Марсе, даже если им удастся добраться до своей цели в целости и сохранности? Насколько хватит привезённых с Земли запасов питания? И насколько хватит терпения выживать в непривычных и неблагоприятных условиях? Как замечает специалист из NASA Дэвид Вильсон: «Они будут жить как кроты. Я не думаю, что люди, которые вызвались быть добровольцами, по-настоящему понимают, что им придётся провести остаток своих жизней, обитая в подводной лодке… И каждый шаг здесь окажется первым. Каждый день. Первая установка базы в грунт. Первая попытка вырастить еду на Марсе. Разве нам известно, можно ли на Марсе вырастить себе еду, используя доступные там средства? Нам это неизвестно».

Трудно даже представить, какое количество принципиально неизвестных современной науке факторов нужно учесть, чтобы успешно спланировать и осуществить проект, подобный Mars One. К примеру, четверо аспирантов из Массачусетского технологического института, промоделировав условия жизни колонистов, предполагаемые Басом Лансдорпом, пришли к выводу, что попытки выращивать на базе обычные овощи приведут, из-за отсутствия на настоящий момент соответствующих технологий вентиляции, к установлению на станции атмосферы, несовместимой по своему химическому составу с жизнью – и к гибели первого экипажа уже на 68-й день

Возможно, лучше просто смотреть издалека

Значит ли вся эта критика Mars One, что у полёта человека на Марс нет никакого будущего? Вряд ли – как не значит это и того, что проект этот является всего лишь рекламой, фантастикой или даже заведомым обманом. Во многом можно согласиться с Басом Лансдорпом, который так излагает свою основную идею: «Для всего мира в настоящий момент миссия на Марс – это именно то, что нужно. Я думаю, она способна дать нам общую цель, что-то, к чему нам всем можно было бы стремиться, над чем можно было бы вместе работать, что объединило бы нас. Чтобы дети мечтали об исследованиях космоса, чтобы их героями были астронавты, а не поп-звёзды». И всё же – в таких мечтах не нужно забывать и о действительности, о том, что предстоит сделать ещё немало открытий и усовершенствований в области науки и техники, чтобы полёт на Красную планету стал, наконец, реальностью – пусть даже и не в ближайшие десять лет.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: