Интервью

«Помогаем арте истреблять врага». Оператор дрона с линии фронта рассказал, как работает украинская аэроразведка

«Помогаем арте истреблять врага». Оператор дрона с линии фронта рассказал, как работает украинская аэроразведка

44-летний одессит Алексей находится на одном из горячих участков фронта. По соображениям безопасности он не сказал свою фамилию и название части. Однако в беседе с ITC.ua детально пояснил какие задачи стоят перед операторами дронов, насколько россиянам удается эффективно бороться с украинскими дронами и почему на фронте не видно иранских БПЛА. Разговор с Алексеем состоялся благодаря помощи благотворительного фонда «Хелп Юкрейн Хаб», занимающегося сбором средств для армии.

Наша редакция помогает собрать деньги для батальона Алексея. Хотим помочь купить дрон, рации и другие важные вещи. Всего нужно 189 тыс. грн, уже собрали 82 163 грн.
Реквизиты для перевода средств на карту ПриватБанка – Виктория Абед, номер карты 4149 6293 1058 6284. Также можно отправить деньги на карту по этой ссылке и на PayPal: [email protected]

Расскажите о себе? Чем занимались до войны?

Я из Одессы. До войны работал в торговле, был продавцом, администратором. Ушел добровольцем. Никакого военного опыта до этого не было, поэтому в феврале, в первые дни поначалу пытался попасть в ТРО. Я считал, что военные должны выполнять военные задачи, ТРО вспомогательные, если россияне дойдут до Одессы.

Но затем пошел в военкомат, записался в армию. Ничего особенно не предлагали, сказать ждать звонка. После уже перезвонили. Я решил некоторые проблемы с документами и уже через неделю оказался на фронте. Тогда он пролегал у Вознесенска.

Был ли у вас опыт управления дроном? Если нет, то как учились, сколько?

Опыта управления дроном у меня не было, единственное, что немного приближено к этому бывало пилотировал вертолетом в компьютерной игре. Поэтому, наверное, обучение по управлению дроном не заняло много времени — спустя неделю я уже уверенно держал пульт.

В целом процесс обучения проходил таким образом. Поначалу офицеры нам говорили о персональной безопасности, затем о безопасности оборудования. Затем данные, какое это оборудование собрало. То есть, делали акцент, что самое важное — человеческая жизнь. Само обучение происходило в течение дня, пока на дронах не садились батарейки. В целом это заняло где-то полторы недели.

Глядя на других, замечал, что кому-то тяжело приходилось обучаться. Отчасти это связано с типом мышления. Когда управляешь такой игрушкой, то надо понимать ее инерцию, как дрон летит в одну и другую сторону, как тормозит, набирает высоту, отклоняться. Это все в комплексе не только о моторику, но и некоторое стратегическое понимание обстановки.

Каким дроном управляете сейчас?

Сейчас управляю DJI Mavic 3, до этого были Phantom 4, Autel с тепловизором. Если говорить о различиях между ними, то, конечно, нужно определить, какие стоят задачи. Так Phantom громкие, большие, белого цвета. Из-за этого такие дроны на некоторых дистанциях иногда заметны.

А вот днем Mavic справляется заметно лучше. При этом Autel c тепловизором для разведки ночью очень хорош. Видели видео с Bayraktar, когда атаковали остров Змеиный? Где-то в этих тонах и происходит съемка с тепловизора.

Сценарии применения могут быть приблизительно такими. Например, днем ​​обнаружили, что на некоторых участках леса находится враг — может танк, пехота. Наносились артиллерийские удары. А ночью нужно проверить, не осталось ли там чего-то или кого-то. В такие случаях Autel справляется на отменно, ведь даже если техника излучает тепло, скажем, двигатель танка работает, то дрон хорошо ее распознает.

Какие перед вами ставятся задачи?

В первую очередь разведка, иногда корректировка нашего огня.

Кстати интересно, насколько трудно найти скопление врага?

Все зависит от их профессионализма, опытные подразделения найти очень тяжело.

Были у вас какие-то экстремальные случаи, например известно, что россияне пытаются отслеживать операторов дронов и накрывать их огнем?

Да, мы с коллегами важные для врага цели, поэтому если пренебрегать правилами безопасности, можно пострадать. Случалось, когда после приземления дрона туда прилетало, иногда в десяти метрах от оператора. Иногда снаряд взрывался спустя пять секунд, когда оператор отбежал от места, где он управлял дроном.

Наша редакция помогает собрать деньги для батальона Алексея. Хотим помочь купить дрон, рации и другие важные вещи. Всего нужно 189 тыс. грн, уже собрали 82 163 грн.
Реквизиты для перевода средств на карту ПриватБанка – Виктория Абед, номер карты 4149 6293 1058 6284. Также можно отправить деньги на карту по этой ссылке и на PayPal: [email protected]

Вы отслеживаете результаты арт обстрела по целям украинской артиллерией? Можно сравнить эффективности арты западного типа и старых, советских образцов?

Украинские артиллеристы используют наши данные: мы передаем координаты, специалиста система обрабатывает, перенаправляет в артиллерию. Та «отрабатывает» по целям, и мы снова смотрим результативность.

С первого раза арта редко попадает, скорее второй, третий. Это если речь идет о гаубицах западного образца 155 мм. С советскими пушками пристреливаться нужно дольше.

Насколько эффективно враг пытается бороться с украинскими дронами? Как у россиян работает РЭБ (радиоэлектронная борьба)?

россияне пытаются подавить связь с дроном. Таким образом он становится чувствительным к ветру, куда тот дует, туда аппарат уносит. У оператора есть буквально несколько минут, чтобы успеть его увести, спрятать.

Атаки на дрон бывают разного типа. Скажем, пытаются помешать ему ловить сигнал GPS: когда его нет, дрон не понимает, где находится. То есть, он не может зафиксировать себя в пространстве, на той точке, которую я указал. Его несет ветер куда-нибудь и это происходит очень быстро. Поэтому, если есть возможность нырнуть под какое-нибудь здание, в лесок, то остается вероятность, что дрон не потеряем. Особенно, когда получается включить спорт-режим.

Если в первые минуты не получилось освободиться от действия РЭБа, то дрон почти потерян. Обычно вероятность спасения оценивается где-то 50%. Однако бывает, что дрон погибает в первый свой вылет.

Какие дроны используют сейчас россияне, кроме «Орланов»? Пришлось ли вам сталкиваться с так называемыми иранскими дронами? Если да, интересно, что вы об этих образцах думаете?

Кроме «Орланов» россияне применяют еще «Форпост» и «Орион». Это наиболее распространенные военные дроны. Но у них множество гражданских дронов, те же Mavic. Визуально у них немного меньше, чем у нас таких дронов. Тем не менее довольно много, конечно.
А насчет иранских то напрямую с ними на фронте не встречались. Скорее всего россияне направляют их только на гражданские объекты.

Какие у украинцев преимущества по сравнению с врагом, а что удается россиянам?

Наше главное преимущество над врагом, это борьба за родную землю, потому у нас пробуждается вся смекалка которой нас наградила природа.

Как будут, на ваш взгляд, развиваться технологии дронов, что вам не хватает?

В будущем считаю, что все войны перейдут в бои дронов и роботов, но для этого еще не хватает мощных и компактных аккумуляторов. Оператор дрона все равно останется, потому что искусственный интеллект в ближайшие десятилетия не сможет до такой степени развиться.

Мы помогаем собрать средства на дрон и другую технику для батальона Алексея. Они защищают Украину на Николаевском направлении. Всего нужно собрать 187 тысяч гривен. Уже собрали 82 163 грн.
Реквизиты для перевода средств на карту ПриватБанка – Виктория Абед, номер карты 4149 6293 1058 6284, также можно отправить деньги на карту по этой ссылке и на PayPal: [email protected]
Наша редакция проверила этот сбор и волонтеров и отвечает за то, что средства поступят на технику для батальона ХХХ. Больше информации о сборе здесь.


Завантаження коментарів...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: