Fun & Games

Ощущения настолько реалистичны, как будто ты и вправду солдат. Лоб холодит сталь каски, ладонь согревает теплый приклад винтовки, в глазах — пыл истинного патриотизма. Спасибо тебе, сынок, за то, что ты настоящий американец. Спасибо за то, что играешь в America’s Army.

Бывший военнослужащий Дэвид Козловски (левее) и Майк Кэппс из Epic Games, оба работали над проектом America’s Army.
Козловски признает, что дизайнеры хотели создать максимально реалистичную среду, но заказчики не одобрили эту идею.
Чтобы подогнать игру под рейтинг T (Teen), пришлось не отображать некоторые элементы.

До недавнего времени рынок серьезных игр воспринимался как некая абстракция. Эдакий дальний пыльный угол, куда заглядывали только посвященные. Однако уже в восьмидесятые годы XX века сотрудники Управления перспективных исследовательских программ в области обороны (DARPA) – организации при Министерстве обороны США и научного центра мирового уровня – обсуждали потенциал этого медиа. Несмотря на многолетний интерес правительства, лишь в 1996-м генерал Чарльз Крулак (Charles C Krulak), командующий корпусом морской пехоты США, выпустил директиву, озаглавленную Military thinking and decision-making exercises, в которой предложил развивать навыки аналитического мышления и принятия решений посредством тактических симуляторов – тех же игр.

Для фокус-теста выбрали DOOM, знаменитый шутер id Software. Правда, использовали не оригинальную версию, а модификацию Marine DOOM. Здесь отряд, состоящий из командира, двух бойцов с винтовками и одного с пулеметом, должен уничтожить бункер противника. Это был всего лишь любопытный эксперимент, но он продемонстрировал: игры определенно можно использовать для подготовки военных. В 2000 подполковник Кейси Вардински (Casey Wardynski) предложил проект многопользовательской военной игры об американской армии заместителю начальника штаба по персоналу и заместителю помощника военного министра, а также помощнику заместителя министра обороны по кадрам. Важность данного события трудно переоценить. С него не только началась история America’s Army, эта инициатива дала игровой индустрии новую точку опоры, подняла престиж отрасли в обществе. Старое клише – игры не искусство, никогда им не станут, они вообще всего лишь развлечение для детей – треснуло, и открылась бездна перспектив. А потом правительство США обратилось за помощью к разработчикам – беспрецедентное событие.

«Военные пришли с вопросом: знаем ли мы команду, которая может сделать игру для этого армейского проекта? – говорит Майк Кэппс (Mike Capps) из Epic Games, ведущий дизайнер, ведущий программист и продюсер оригинальной America’s Army. – Естественно, подобное предложение было встречено с огромным энтузиазмом. Мы сказали “Ого! Мы! Правда?!” И сразу посыпались идеи, поначалу неправдоподобно грандиозные. Благо обе стороны имели представление, каким образом учебную программу для армии сделать еще и успешной игрой».

«Военные понимали: для этого она, должна быть интересной и увлекательной, – объясняет Дэвид Козловски, (David Kozlowski) ведущий дизайнер и продюсер America’s Army: Special Forces. – Мы ставили перед собой задачу не вербовать людей, а донести до них информацию. Военные видели, что общественность воспринимает армию как организацию, занимающуюся стрельбой и убийствами. А они стремились довести до всеобщего сведения, что здесь желающих ждут более 200 рабочих мест. Заказчики понимали: игра про армию без стрельбы аудиторию не привлечет, но хотели в первую очередь акцентировать ее внимание на семи ценностях армии США: верности, долге, уважении, беззаветном служении, чести, честности и личном мужестве».

Разработчики надеялись раскрыть тему с должными точностью и уважением. «Мы посетили несколько военных баз, участвовали в программе подготовки, ходили на стрельбища, – говорит Козловски. – Во время этих визитов старались вести себя, как солдаты. Над игрой с нами работали и кадровые офицеры».

Если верить истории, столкновение интересов двух племен, как правило, приводит к войне. К счастью, игроделы и военные отнеслись друг к другу с должным уважением, и все кончилось миром. «Мы загорелись этим проектом, можно сказать влюбились в него, – вспоминает Кэппс. – Действительно хотели помочь ребятам». – «А в ответ, – добавляет Козловски, – парни из Вест-Пойнта (американская военная академия) с пониманием отнеслись к нашему труду и дали нам простор для творчества».

Итак, обе стороны смогли начать диалог и работу над проектом. Более того, публика неожиданно одобрила его. «Пользователи на сайтах и форумах вызывались помочь с тестированием, – говорит Козловски. – После событий 11 сентября геймеры стали чувствовать, что они таким способом они участвуют в общем деле. Так они выражали свой патриотизм, желали сотрудничать с армией».

America’s Army – продукт интеграции: традиционный игровой проект, созданный с оглядкой на знаменитый Counter-Strike, но под кураторством армии США, и пронизанный патриотизмом. В результате родился совершенно уникальный геймплей и одна из самых противоречивых игр всех времен и народов. Такого реализма и детализации геймеры еще не видели. По словам Кэппса: «Не все заметят, что дальность и угол отстрела гильз у AK-47 и M-4 отличаются, но такие мелочи способствую вашему погружению в игру».

Задача была показать, что армия – больше чем стрельба. И в этом смысле America’s Army однозначно удалась. «Как правило, обучающий этап в FPS непродолжителен, вам нужно всего лишь привыкнуть к управлению. В America’s Army обучение занимает половину игрового времени», – говорит Козловски, ссылаясь на число различных миссий, в которых геймеру предлагают попробовать роль, например, медика и обеспечить поступление воздуха в легкие пациента. Конечно, если рассматривать America’s Army, как рекомендует Майк Кэппс, в качестве «развлекательного продукта с высоко оцененным геймерами уровнем достоверности», ее достоинства не вызывают сомнений. Даже если отнестись к ней, как к обычной игре, она все равно выделяется. «За прошедшие годы мы выпустили больше 20 версий, и America’s Army еще входит десятку самых популярных сетевых игр, – говорит он с гордостью. – Пока работали, нас также поддерживала мысль, что военные добились желаемого результата и кое-каких побочных… Уже до выпуска мы в три раза превысили план по ожидаемому числу контактов с потенциальными рекрутами», — вспоминает Кэппс.

Но это только одна половина истории, во второй затронута куда более скользкая тема – политика. Не имеет значения, рассматриваем мы America’s Army как игру или как инструмент пропаганды, она может побудить молодых людей пойти в армию, а значит – рисковать жизнью. И заказчики не собирались создавать натуралистичный продукт. Показывать, как оно на самом деле на поле боя.

«Военные не дали нам реализовать некоторые вещи, – говорит Козловски, – например, мы хотели сделать достоверную баллистику. Но нам не позволили забираться в такие дебри. По моему мнению, они не желали, чтобы армия в игре выглядела слишком уж правдоподобно, предпочитая акцентировать внимание на чести и персональном мужестве. И хотя эти вещи немаловажны, вряд ли они дадут вам понять, каково это – нести на себе восемнадцать килограммов брони, а еще винтовку и паек или водить бронированный HMMWV».

Негативную реакцию вызвало не неуместное насилие, а скорее его отсутствие. America’s Army претендует на реалистичное отображение армейской жизни. Однако здесь не показывают, что армия не просто забирает жизни бойцов, а зачастую пережевывает и выплевывает их. Таким образом геймерам посылают схематичное, обманчивое и оптимистичное сообщение, говоря словами Кэппса: «Должно быть, армия – это круто».

Дебаты о противоречивой природе America’s Army (с одной стороны, это развлекательный массовый продукт, а с другой – инструмент пропаганды) вряд ли когда-либо закончатся. Учитывая политическую важность вопроса, до него всем есть дело, и многие высказывали свои мнения. Однако особенно интересно мнение Дэвида Козловски — он пять лет отслужил в армии США, в военной полиции, играл ключевую роль в проекте, следовательно его суждение достаточно авторитетно.

На вопрос – верит ли он (а также представители правительства США и сотрудники, принимавшие участие в разработке) в то, что цель и характер подачи проекта America’s Army этичны? – Дэвид ответил, но его властный голос звучал уже тише: «Сразу после событий 11 сентября, когда мы взялись за проект, это меня не волновало. Да и как инструмент вербовки он не был тогда столь успешным. Но чем дольше длилась кампания в Ираке, – продолжает он, – тем труднее мне становилось. Я не согласен с такой войной, и хотя в игре мы никогда не воспевали армию или военные действия, всей правды тоже не раскрывали. В жизни при попадании пули 50-го калибра в голову солдату снесет полбашки. А в игре тот просто упадет».

«Позже, когда появились видеоматериалы с мест ведения боевых действий и оттуда начали возвращаться бойцы, мы получили правдивую информацию. Если человек ранен, стал инвалидом и не способен больше воевать, его вышвыривают на обочину. Мы работали с войсками специального назначения, здесь лучшие солдаты, невероятно преданные своему делу. Но когда они больше не могут служить, их отправляют в отставку, они лишаются того, что было смыслом их жизни. Тяжело осознавать это и по-прежнему верить в правильность своих поступков, своего дела. Разработчики не представляли, что на самом деле творится в армии».

За время военной кампании в Ираке погибло, по последним данным, 4330 американских солдат, десятки тысяч получили ранения. А теперь представьте себе, что именно America’s Army, игра, убедила кого-то из них пойти в армию, не предоставив полной информации… Спасибо за то, что играете в America’s Army.

Виртуальная служба

Армия США очень заинтересована в играх как способе привлечь больше рекрутов. Она подписала контракт с NASCAR, а также другими крупными ассоциациями, и устроила по стране тур Virtual Army Experience. Пока ничего не подозревающие посетители жевали хот-доги, им, если верить официальному сайту мероприятия, давали шанс поучаствовать в «виртуальном тест-драйве армии США». Все это проходило на гигантской крытой арене площадью почти 6 тысяч метров квадратных, увитой 8 километрами кабелей, оснащенной более чем 70 экранами и 75 компьютерами. Людям предлагали с помощью цифровых технологий почувствовать себя настоящими солдатами. Вначале проводили брифинг, а потом все желающие могли вступить в бой с противником и спасти группу сотрудников гуманитарной миссии и заложников.

Сила протеста

Против насилия в развлекательных продуктах протестовали всегда, и неудивительно, что America’s Army вызвала переполох. Причина очевидна – перед нами игра, нацеленная на молодежь, которая дает неполное представление о службе и не предлагает информации о текущей политической ситуации. Рейтинг T (Teen) означает, что в America’s Army c ее «реалистичной симуляцией военных операций» могут играть дети с 13 лет. Более того, America’s Army подсказывает геймеру, как и где он может записаться на службу. Этично ли это – хороший вопрос. Кстати, как-то перед офисом Ubisoft собралась группа протестующих. Процитируем один из лозунгов: «Уже не важно, гей ты или нет, – нужно свежее пушечное мясо». А профессор Университета Невады (University of Nevada) Джозеф Делаппе (Joseph Delappe) выражает свое неудовольствие непосредственно в игре. Он присоединялся к миссиям более тысячи раз, ни разу не выстрелил, а когда его альтер эго погибало, Джозеф называл в канал имя американского солдата, действительно погибшего на войне.

Акции протеста против видеоигр – явление не новое, кстати, они только способствуют продажам подвергаемых критике проектов. Хотя America’s Army – это далеко не очередная Mortal Kombat. Многие геймеры полагают, что армия США и Ubisoft зашли слишком далеко. Но история повторяется. Игра входит в десятку самых популярных онлайновых проектов и, похоже, в ближайшее время из рейтинга не исчезнет.

Суровая правда

Именно за изображение армейской жизни America’s Army и хвалят, и критикуют. Многие скажут: невозможно в игре передать эмоциональную сторону службы в армии. Однако проект America’s Army – это больше чем просто игра. Так почему же здесь не показана пусть неприятная, но правда? Самый очевидный ответ: разве может служить эффективным инструментом пропаганды проект, в которой солдаты гибнут на поле боя или по возвращении домой страдают посттравматическим стрессовым расстройством.

В America’s Army не только не поднимают вопрос морального, душевного и психического состояния солдат, вернувшихся после проведения реальных боевых операций, но и не показывают, как же выглядит война на самом деле. Уровень насилия снижен, чтобы подогнать проект под рейтинг T (Teen). Видите, как получается: «Война слишком жестока, чтобы смотреть на ее виртуальное воплощение дома, но если вам все же интересно глянуть, вон номерок». Как политический инструмент America’s Army демонстрирует, которая блекнет, когда солдаты оказываются на настоящем поле боя.