Обзоры
Web-компании: поговорим о тенденциях
0

Web-компании: поговорим о тенденциях


Есть две новости — хорошая и плохая. Хорошая новость: начать бизнес в Internet
— проще пареной репы. Плохая новость: с каждым днем начать УСПЕШНЫЙ бизнес в
Internet становится все труднее.

Чтобы начать бизнес в Internet, не нужно нанимать рабочих, арендовать помещение,
покупать грузовики, завозить товар и т. п. Можно начать с минимальных инвестиций
— интересной идеи и собственного компьютера, и если вы разбираетесь… да хоть
в чем-нибудь, Internet сведет к минимуму стоимость вашего выхода на потенциальных
клиентов по всему миру. Однако это легко не только для вас, но и для вашего соседа.
Сегодня мир движется со скоростью Internet, и весьма вероятно, что та же идея
уже пришла кому-нибудь в голову и несколько конкурентов уже делят между собой
рынок, на который вам еще только предстоит выйти.

Чтобы добиться успеха в Internet, необходимо точно знать, чего именно вы хотите достичь, и хорошо изучить тот рынок, который намереваетесь покорить. Многие Internet-компании разорились именно из-за того, что в свое время уделили слишком мало внимания этим вещам. Какую услугу вы собираетесь предложить и кому? Как предполагаете привлечь потенциальных клиентов на свой Web-сайт и заставить их возвращаться туда снова и снова?..

Общение с украинскими Internet-компаниями наводит на мысль о том, что успеха добиваются
не те, кто умнее конкурентов, и не те, у кого лучший сервис, лучшие технологии,
лучший дизайн… Успешные Internet- или, скорее даже, Web-компании — это те,
которые исполнительнее конкурентов, т. е. попросту лучше работают. Они преуспевают
не благодаря деньгам, полученным от венчурных капиталистов или частных инвесторов,
а благодаря стоящим во главе их людям, обладающим предпринимательской жилкой,
знающим, как распорядиться имеющимися средствами и вместе со своими единомышленниками
создающим те самые тенденции, о которых пойдет речь ниже…

От хобби к бизнесу

Internet — живое воплощение теории естественного отбора Чарльза Дарвина.

Неумолимая статистика гласит: люди тратят 90% времени, посещая знакомые 10% сайтов. Миллионы долларов были потеряны потому, что покупатель так и не понял, как ему сделать покупку. Кнопка "Back" — второе по частоте использования навигационное средство после гиперссылок, и хуже всего — у вас есть лишь 8—10 секунд, чтобы привлечь внимание посетителя до того, как он канет в Лету… для вас навсегда. Как избежать этого?

Как
хобби начинались и многие ныне известные украинские Web-проекты. Например,
Ping или META, о которых далее мы расскажем подробнее. А вот еще два показательных
примера, правда, пока еще не перешедших в разряд бизнес-проектов. Первый
"Динамо Киев от Шурика", являющийся одним
из наиболее популярных и посещаемых русскоязычных спортивных Web-ресурсов.
Как отмечает сам автор (Александр Попов, сотрудник Национального банка Украины),
проект по-прежнему остается его увлечением, но теперь приносит еще и определенный
доход. В настоящее время у сайта есть технический спонсор (компания "Навигатор
Онлайн"), появились предложения со стороны инвесторов, и вполне возможно,
что он вскоре сменит статус персональной Web-странички на коммерческий Web-проект.

Второй "любительский" проект — самый известный в Украине Internet-форум,
посвященный сотовой связи, — "Мабила".
По словам его автора и пока единственного владельца Василия Бурова, изначально
в 1998 г. проект задумывался как централизованная информация о тарифах,
дилерах, украинских операторах мобильной связи. После запуска сайт стал
пользоваться спросом, но информация требовала постоянного обновления. Затем
открылся форум, и это сразу привлекло большое количество людей. Именно тогда
проект и получил свое сегодняшнее название. В последнее время появились
предложения о покупке "Мабилы", ведутся переговоры. Основная проблема
— инвестор не знает, зачем ему "Мабила", опасается, что вложенные
деньги не окупятся. В такой ситуации трудно договориться о реальной цене.
Что же дальше? Является ли проект доходным? "Пока занимаемся поддержкой
и в ближайшее время планируем упорядочить базу данных о продаже, — отвечает
Василий Буров. — Деньги зарабатываем на рекламе, и теперь уже можно говорить
о рентабельности проекта".

Энтузиазм в хорошем и давно забытом понимании этого слова — вот что движет Internet-предпринимателями
во всем мире. Вспомним, что многие компании начинались как хобби их владельцев
или же как их жизненная необходимость. Украинский Internet сейчас находится на
завершающем этапе той стадии, когда сайты, созданные в свободное от основных занятий
время школьниками, студентами, банковскими программистами, военными и менеджерами
иностранных или российских представительств, забирают сначала весь их досуг, а
затем вынуждают организовывать собственные команды и искать счастья и благополучия
на нелегкой стезе Internet-предпринимательства. Но как известно, чрезмерный энтузиазм
— это тоже вредно. Самые опытные и успешные бизнесмены могут провалиться, если
рынок слабый, и наоборот, самые посредственные могут преуспеть, если рынок, который
они выбрали, процветает.

Некоторое время назад местные Web-компании делились на студии Web-дизайна и их вариации, а самостоятельные Internet-проекты можно было сосчитать на пальцах одной руки. Вскоре Web-студии столкнулись с тем, с чем сталкивается любой быстрорастущий рынок. Конкуренция стала невыносимой, а активные студенты, дающие сегодня объявления типа "25 долларов — создание сайта, html и др.", теперь ассоциируются в сознании обывателей и многих украинских бизнесменов со смешанным образом сумасшедшего программиста и представителя канадских оптовых компаний. Постепенно произошла диверсификация рынка. Сами студии либо специализировались, либо распались на несколько проектов.

Следующим веянием стало отделение Internet-структур от больших медиа-компаний
и издательских домов. В воздухе уже витал свободный дух Internet-предпринимательства,
и когда в 1999 г. на украинский Internet-рынок пришел капитал (сначала российский,
а затем и западный), здесь уже была "субстанция", на основе которой
должны создаваться настоящие Web-компании, — экономическая бизнес-модель. Именно
наличие таковой причисляет ваш проект "к лику" Web-компаний. В свое
время фирма McKinsey определила шесть базовых экономических моделей цифровой экономики
(причем самые успешные компании используют сразу несколько):

  • Retail model: розничная торговля через Internet;
  • Media model: рекламная деятельность (модель ТV);
  • Advisory model: платные консультации;
  • Made-to order model: производство и продажа заказного товара;
  • Do-it-yourself model: продажа сервиса для самообслуживания;
  • Information Services model: сбор, сортировка и последующая продажа информации.

Какая из них вам по душе?

E-commerce — это не только книги…

Карл Маркс в своем "нетленном" творении "Капитал"
писал о возможных экономических пертурбациях капитализма, однако забыл упомянуть
о том, как их обойти (кроме рецепта сменить его социализмом, чем и не преминули
воспользоваться большевики). В отличие от него, английский ученый Джон Кейнс (John
Maynard Keynes, один из председателей пресловутой Лиги Наций, прародительницы
ООН) написал книгу о кризисных экономиках, депрессиях и рецессиях. Вышедшая в
1936 г., она называлась "General Theory of Employment, Interest and Money"
и означала для экономистов то же, что для биологов "Происхождение видов"
Чарльза Дарвина. В своем труде автор рассматривает, как происходит падение экономик
разных стран, что такое гиперинфляция и т. п. Основным выводом Кейнса явилось
то, что экономика "проваливается" там, где инвесторы вкладывают, а покупатели
тратят слишком мало денег. И что бы вы думали? В поисках ответа на вопрос "Как
заставить покупателя тратить больше?" Кейнс пришел к идее… интерактивной
торговли (!).

На всевозможных конференциях и семинарах по электронной коммерции, которые теперь проходят в Украине едва ли не чаще, чем дожди, основными препятствиями на пути e-commerce называют: отсутствие в Uanet возможности подключения к платежным системам, малое количество обладателей кредитных карт, пользователей Internet и т. д. Но стоит ли сетовать? Ведь все это мир уже проходил — например, в середине 90-х годов та же картина наблюдалась на зарождавшемся рынке Internet-коммерции США. Для покупок на Amazon.com нужно было завести специальный счет в банке, CDNow высылала компакт-диски только наложенным платежом, а Dell принимала платежки заказанных на сайте компьютеров… по факсу. И ничего — работало.

Сегодня в разных изданиях с упорством, достойным лучшего применения, перепечатывается
список товаров, "наиболее" подходящих для продажи через Internet в Украине.
Этот перечень неизменно возглавляют книги. Да, безусловно, мы — одна из самых
читающих в мире наций, однако совершенно непонятно, почему начинать онлайновую
торговлю в Украине надо именно с книг. Причем часто на этом вся украинская Internet-торговля
и заканчивается (если говорить о реальных продажах, а не о рекламировании товара
на виртуальных полках сетевых магазинов). А ведь у нас уже есть Bambook, Azbooka,
bookshop, bookland, Infocity, даже домен kniga.com.ua оказался занят. И тем не
менее буквально на прошлой неделе один из наших друзей предложил заняться… угадайте,
чем?

Так или иначе, литература — самый продаваемый товар в украинском Internet.
Поэтому и первые магазины в Uanet были книжными. В магазине "Бамбук"
на долю книг до сих пор приходится большая часть оборота
— 85% (остальное — компакт-диски и игрушки). Причем лучше всего реализуется
специализированная литература (компьютерная, экономическая, юридическая
и пр.). Ежедневно "Бамбук" обрабатывает 20—30 за-казов, примерно
85% из них оплачивается. Как отмечает администратор Internet-магазина Татьяна
Тищенко, сегодня "Бамбук" — проект нерентабельный. "У нас
есть четкий бизнес-план, тщательно просчитанные темпы роста и развития проекта
для достижения его самоокупаемости и прибыльности, — говорит она. — Но
мы прекрасно отдаем себе отчет в том, что вложение в онлайновую торговлю
следует рассматривать как инвестицию в обычный офлайновый торговый бизнес,
т. е. сначала нужно создавать инфраструктуру, необходимую для достижения
лидирующего положения на рынке выбранных товаров и услуг. Затем можно говорить
и о прибыльности проекта". В ближайших планах "Бамбука":
открытие раздела видео, оплата заказов наличными при доставке (с октября
для жителей столицы), в начале следующего года — оплата покупок с мобильного
телефона.

Однако опыт другого украинского Internet-магазина — Azbooka
— говорит о том, что через Сеть можно довольно успешно
продавать, например, карточки предоплаченных услуг Internet-доступа, IP-телефонии
и мобильной связи (до 50% оборота магазина), аудио-, видео- и бытовую технику
(9%), а также офисную (8%), комплектующие и канцтовары (по 5%), расходные
материалы (6%). Количество заказов в Azbooka колеблется от 1 до 15 в день.
За период работы магазина (с 18 ян-варя 2000 г.) среднемесячный прирост
оборота составил 84%, но проект до сих пор не является рентабельным. По
мнению Алексея Борисейко, маркетолога компании "И-Коммерс", которой
принадлежит Azbooka, на сегодняшний день практически все украинские Internet-магазины
— убыточны и работают на перспективу. "По нашим расчетам, магазин
будет оставаться убыточным до конца текущего года, — говорит он. — Однако
показатели роста оборота, количества посетителей, покупателей (в том числе
постоянных) позволяют надеяться на то, что Azbooka станет приносить прибыль
уже в начале 2001 г.". Сегодня в магазине более 1400 зарегистрированных
покупателей, из них около 200 совер-шили три и более покупок. В планах
компании — введение накопительных скидок для постоянных покупателей, системы
электронных платежей, оптимизация структуры магазина, а также (в октябре)
запуск партнерской программы для владельцев Web-сайтов (Azbooka будет выплачивать
комиссионные с каждой покупки, осуществленной после прихода с их ресурса).

Человек — человеку…

Модель самообслуживания — мечта любого капиталиста. Представьте себе: вы оборудуете рыночную площадку, продавцы сами на нее заходят, сами доставляют и выставляют товары, а покупатели — выбирают и приобретают. Вам остается получать комиссионные от продаж.

Очередная тенденция, которой стоит уделить немного внимания, — Internet-аукционы — типичные представители бизнеса С2С (Customer-to-Customer). Вообще, традиционным воплощением С2С является… электронная почта, а также ICQ и Instant Messanger, которые теперь используются и в бизнесе, для срочных деловых переговоров и т. п., но в них нет экономической составляющей, а в аукционах есть.

Создавая в 1995 г. eBay, первый и, наверное, самый известный Internet-аукцион,
Пьер Омидияр (Pierr Omydiar) определил два основных критерия успеха такого проекта:
общее количество выставленных позиций (лотов) и денежный оборот. Ракетный взлет
популярности eBay дал рост таким разновидностям аукционов, как реверсивный, голландский
и др. Аукционная бацилла заразила Amazon.com, Yahoo! и тысячи (если не миллионы)
простых граждан, которые бросили свою основную работу и стали продавать антикварные
тарелочки и вилочки, зарабатывая при этом до 30 тыс. долл. в месяц — больше,
чем самые успешные выпускники Гарвардских бизнес-школ. Однако запущенные по настоянию
западных инвесторов Molotok.ru, Auction.ru и их ответвления в Украине пока не
могут похвастать ни миллиардными оборотами, ни миллионными посещениями. Наши люди,
может, и готовы выставить на аукцион всякое барах… простите, ненужные им товары,
но уж точно не готовы делиться с кем-либо частью заработанной на своем лоте прибыли.
К тому же безопасность получения денег продавцу никто не гарантирует. Так что,
похоже, аукционная модель приживается у нас медленнее, чем ожидалось, даже несмотря
на то что для обслуживания Internet-аукциона необходим лишь грамотно написанный
софт. Затраты, в общем-то, небольшие, дело за малым — обеспечить постоянный приток
товаров. А вот с этим как раз проблема.

2B or not 2B

Если вы все-таки решили начать Internet-бизнес, вот вам совет. Инвесторы любят, когда руководители Web-проектов упоминают модные слова, поэтому, развалившись в кресле напротив богатого американского дядюшки, не забудьте периодически украшать свою речь следующими терминами: e-commerce, m-commerce, portal, wap, community и, самое главное, B2B (Business-to-Business). Если вы не знаете, что такое В2В, то, простите, зачем вы вообще обратились к инвестору? Ведь B2B — это именно то, чего, по мнению многих аналитиков (в частности, PricewaterhouseCoopers), сейчас не хватает Uanet.

Тема эта, пожалуй, требует отдельной статьи, размерами превосходящей сегодняшнюю,
и, скорее всего, мы вернемся к ней позже. А пока украинским Internet-компаниям,
заявившим о себе в данной сфере, приходится объяснять некоторым украинским же
бизнесменам не только и не столько, как им сделать бизнес в Internet, но и что
такое этот самый Internet и даже что такое компьютер. По-видимому, В2В, в чистом
виде, придет к нам через сайты, подобные torg.ru, а сегодня, к сожалению, предложение
онлайновых торговых площадок для предпринимателей в Uanet превышает количество
желающих ими воспользоваться.

Александр Твердохлеб, директор компании Automatic Systems
& Technologies, не разделяет наших слишком осторожных оценок текущего
положения дел в сфере B2B. Его компания разработала и продвигает на Internet-рынке
систему MarketLand — некий горизонтальный деловой
портал, объединяющий в себе (в будущем) несколько отраслевых Web-ресурсов.
Основная идея: помочь малому и среднему бизнесу найти партнеров, купить
или продать товар. Сейчас в системе содержится информация о 1300 предприятиях,
предоставляемых ими товарах и услугах, новости и пресс-релизы компаний.
В дальнейшем список сервисов будет расширяться — например, предприниматель
сможет создать на MarketLand’е мини-сайт о своем бизнесе, на сервере появятся
аналитика, отраслевые обзоры и пр.
За такого рода услуги предполагается брать с клиентов абонентскую
плату. Небольшую — скажем,
$10 в месяц. Чтобы проект стал рентабельным, по словам Александра Твердохлеба,
необходимо около 200 клиентов, которых он собирается найти еще до конца
текущего года. Тогда и к инвесторам на поклон можно пойти. В планах на 2001
г. — заинтересовать 1000 предпринимателей. Суждено ли им сбыться? Трудно
сказать, ведь сегодня их в много раз меньше.

Internet-"инкубирование"

Инкубаторы "несутся" как угорелые. В США их количество за 10 лет увеличилось с 12 до более чем 850, а в Украине их уже больше, чем в России! Один российский, созданный компанией A.Partners, один свой доморощенный i-Nest, один "с иностранным капиталом" от инвестиционной компании SigmaBleyzer и еще B.Net, о котором ничего не известно, за исключением того, что это Internet-инкубатор. Кроме того, английская фирма Regus, в стенах киевского бизнес-центра которой расположены офисы Intel, Microsoft, Cisco, Nokia, Sun, Nortel и SAS Institute, предложила начинающим Internet-компаниям практически стандартный набор Internet- или, скорее, бизнес-инкубатора: ISDN, офис, услуги секретарей, конференц-зал и место по льготной цене рядом с грандами мировой индустрии.

Однако, исходя из мировой практики, начинающие компании интересуют, прежде всего, деньги и связи Internet-инкубатора. И если с первым у наших инкубаторов, наверное, все в порядке, то вот со вторым… непонятно, какие связи могут понадобиться молодым украинским фирмам и, главное, когда? Да и что за выгода владельцам инкубатора "высиживать" неоперившиеся Web-проекты?

Обычно инкубаторы в обмен за заботу о птенцах берут себе долю в будущем проекте. После того как птенец "оперился", т. е. выходит на биржу, компания возвращает потраченные средства с лихвой. В теории выигрывают все. Венчурные капиталисты получают компанию, взращенную на правильных идеях капитализма, начинающая компания — свой угол с чаем и куском пирога, а инкубаторы богатеют (по крайней мере, на бумаге). Однако на практике бизнес Internet-инкубаторов построен на более прозаичных вещах. Компания получает деньги от венчурных капиталистов, которые привлекают финансистов второго и третьего круга, затем все эти финансисты выпускают акции и продают их почтеннейшей публике — наибольшему инвестору в этой ситуации. Но в последнее время публика резко поумнела, и летнее падение акций Internet-компаний — тому пример. Отрезвленная, она перестала понимать, зачем в Сети десять фирм, торгующих сажей, когда ее и так никто не покупает. В общем, получить легкие деньги уже вряд ли удастся. Так на что же надеются украинские инкубаторщики, создавая такие "птицефермы"?

Дело в том, что наши инкубаторы — нестандартные. Одна из моделей (ее, в частности,
исповедует i-Nest) — брать под опеку изначально прибыльные проекты, которые будут
приносить хоть какие-нибудь средства с самого первого дня существования, а еще
лучше — за день до него. В другом инкубаторе основной идеей стало массовое обучение
азам Web-дизайна и Internet-программирования. Словом, наши инкубаторы — это нечто
среднее между "крышей", венчурным капиталистом и гуру-программистом.
Сочетание, достойное кисти Сальвадора Дали.

Кстати, о птичках. Много ли в Украине
Web-проектов, привлекательных для инкубаторов?

В Internet-инкубатор SigmaBleyzer, по словам его руководителя Василия Бондарева,
ежедневно поступает от 5 до 10 предложений об инвестировании Web-проектов
разной тематики и уровня зрелости. Позиция компании: если проект интересен
и коммерчески выгоден и существует команда разработчиков — финансировать
его и развивать, вне зависимости от направленности. Причем в SigmaBleyzer
нет четких ограничений относительно объемов инвестирования. "Речь идет
только о том, насколько этот проект для нас привлекателен с финансовой точки
зрения, — говорит Василий Бондарев. —

И второе: может ли он быть интегрирован
в уже существующие проекты и тем самым увеличить их общую стоимость".



Александр Черный, директор A.Partners Ukraine, долю перспективных для
инкубаторов украинских Web-проектов оценить не берется, но считает, что
их должно быть больше, чем в России, где таких всего 3—4% от общего количества
рассмотренных предложений.

Степень готовности проектов, которые поступают
в местный Internet-инкубатор, варьируется в широких пределах — от идеи,
с трудом материализовавшейся в краткое резюме проекта, до полнофункционального
Web-ресурса, способного уже сейчас приносить прибыль.

A.Partners готова подключаться к перспективным проектам на любом этапе.
Чтобы инкубатор был прибыльным, его портфель должен состоять из 6—10 хорошо
продуманных проектов с внутренней нормой доходности (IRR) не ниже 200%,
причем инкубация каждого из них, по мнению Александра Черного, может стоить
до 80—120 тыс. долл. Internet-start-up — высокорисковый бизнес, поэтому
инвестор отбирает только очень прибыльные в перспективе проекты, по сути,
с фантастической доходностью (иначе — проще положить деньги в банк).

Двигатель Internet-торговли

Еще год-два назад для того, чтобы дать рекламу в Uanet, нужно было чуть ли не самому искать подходящие для вашей маркетинговой кампании ресурсы, размещать на них баннеры и ждать результата. Правда, предлагали свои услуги некоторые дизайн-студии, многие из которых все еще не готовы отказаться от такой подработки, но к середине 2000 г. основной тенденцией на украинском Internet-рынке стало бурное развитие баннерных сетей и создание специализированных рекламных Internet-агентств.

Интересно, как объясняют свое появление в Uanet сами Internet-медиа-агентства?
Приходом платежеспособного рекламодателя?

"Прежде всего ростом рынка до критической массы, — говорит Феликс
Старовойтов, директор компании Dom.com. — Еще полтора года назад реклама
в Internet была неэффективной, ее не могло увидеть значимое для рекламодателя
число пользователей. То же относится и к количеству самих сайтов: заказчику
нужны не наличие одной-двух хороших площадок, а реальная диверсификация,
таргетинг и пр., что стало возможным в Uanet в конце 2000 г. И на следующий
год практически все крупные украинские рекламодатели запланировали расходы
на рекламу в Internet".

Как оценить эффективность рек-ламы в Сети? По мнению г-на Ста-ровойтова,
главный критерий — продажи. Поэтому, как и в лю-бой отрасли, Internet-реклама
— не панацея, а часть маркетингового плана, в котором все должно быть просчитано,
вплоть до статистики возвратов пользователей на сервер. В принципе, спланировать
или откорректировать рекламную кампанию можно и с помощью существующих в
Uanet счетчиков баннеропоказов, тем более что большинство украинских баннерных
систем уже в той или иной мере реализуют принципы, аналогичные технологии
Dart фирмы DoubleClick. Однако Dom.com сейчас ведет переговоры с последней
по поводу приобретения лицензии на Dart.

Интересно, что случилось раньше: в украинский Internet пришли реальные рекламные
деньги или здесь просто появилось достаточно рекламных площадок, которые можно
успешно продавать доверчивым клиентам из сфер, не связанных с информационными
технологиями? Подумав и поспорив, мы пришли к странному выводу, что ни то и ни
другое — рынок еще слишком мал. Оценить же объем Internet-рекламы в Украине сами
не беремся, но, по слухам, он составил несколько десятков тысяч долларов. Кто-то
уже говорит о сотнях тысяч, но оставим эти цифры на совести владельцев рекламных
площадок, выдающих, скорее, желаемое за действительное (т. е. номинально стоимость
рекламных площадей Uanet может и составляет 300 тыс. долл., но вряд ли все они
выкупаются).

Основными параметрами Internet-рекламы еще недавно считались CPI (Cost Per Image — стоимость одной тысячи показов баннера) и CTR (Click/Through Ratio — отношение числа нажатий на баннер к числу его показов), однако специалисты склоняются к тому, что оценить эффективность рекламной кампании через призму этих показателей практически невозможно. Аргументами, приводимыми рекламщиками в этом случае, являются "брэндинг" и "узнавание". Мол, хоть люди и не нажимают на ваш баннер, но вы уже приобрели известность. Проблема в том, что, как сказал однажды основатель софтверной компании Intuit Скотт Кук (Scott Cook), "великие брэнды зарабатываются, а не покупаются". Опыт посетителя, уже побывавшего на сайте, — это и есть ваш брэнд. По-видимому, вскоре и в наш Internet придет новый измеритель — CPC (Cost-per-click — стоимость нажатия на баннер, который привел к вам на сайт посетителя или, еще лучше, покупателя). Основная причина, по которой эта модель должна возобладать над брэндинговыми рекламными моделями в Internet, — онлайновая реклама уже сейчас может дать нам достаточно информации о каждом посетителе или покупателе.

На Западе катализатором популярности новой СРС-оценки стало как более трезвое
отношение к самим Internet-компаниям, так и последовавший за этим скрупулезный
подсчет затраченных на маркетинг средств, которые раньше начинающие фирмы практически
не считали (в 1999 г. большая часть купленных на сумму 2 млн. долл. 30-секундных
рекламных ТВ-роликов была от компаний dot-com). Кроме того, с помощью новых рекламных
технологий от DoubleClick, Personify, CoreMetrics, Broadbase и других слово "таргетинг",
т. е. попадание рекламы на нужную аудиторию, перестало быть пустым звуком. В Украине
такие фирмы, как Mediacom, использующая технологию Dart компании DoubleClick,
или украинский центр Internet-рекламы Echo, разработавший собственную систему
рекламы в Сети, скорее всего, сразу будут предлагать улучшенные возможности отслеживания
"кликабельности" посетителей. Но и другим, только что созданным рекламным
Internet-агентствам вроде Dialla.com никто не мешает лицензировать подобные технологии
либо у российской AdWatch, либо у американской ValueClick.

Индекс Дэу-Джойса

Кажется, совсем недавно перспективные украинские Web-команды были полны оптимизма, волна иностранного капитала, которая, по слухам, уже хлынула в Россию, вот-вот ожидалась и на украинском берегу. Страдая от бессонницы, менеджеры проектов подсчитывали суммы барышей, полученных по схеме инвестиция—раскрутка—большая инвестиция—акции на какой-либо западной бирже. Но Украина так и не успела в полной мере насладиться инвестиционным потоком. Обвалившиеся индустриальные индексы Nasdaq и Dow Jones подняли со дна разговоры о раздутости Internet-экономики, и поток спекулятивных денег начал быстро иссякать. Украинские компании, вынужденные отрабатывать уже полученные инвестиции и имевшие связи "на стороне", окончательно переориентировались на "более перспективные" рынки Америки, Западной Европы и России.

Процент таких Web-компаний, развернувшихся на Запад, предлагаем измерять придуманным нами собственным индексом Дэу-Джойса (по имени одной компании, разочаровавшейся в своих украинских инвестициях, и одного украинского менеджера, недавно получившего назначение на Запад). Так вот, индекс Дэу-Джойса этой осенью составил 20—40, т. е. уже около 20% украинских Web-компаний вообще больше не работают над украинскими проектами, а еще 40% в той или иной мере "там" подрабатывают. Надо сказать, что такие компании, получая финансирование на Западе, могут себе позволить набирать самых лучших программистов и дизайнеров. Косвенно этот факт подтверждают поиски венчурными капиталистами именно украинских программистских команд, а не просто проектов.

К сожалению, возможность построить на этом бизнес в больших масштабах ограничена несколькими факторами, изложенными в журнале "Business Week". Не оспаривая талантливость программистов из стран бывшего СССР, журнал писал, что-де: 1) наши программисты в массе плохо знают иностранные языки, гораздо хуже своих индийских, китайских или даже восточноевропейских коллег; 2) у команд наших программистов отсутствуют навыки дисциплины, привитые западным менеджментом, в результате чего сроки выполнения заказов срываются, планы не выполняются и т. д.; 3) из-за доступности пиратского ПО наши люди стараются подать себя как универсалов, способных одинаково хорошо программировать и на Фортране, и на C++, и на Java, во что западные менеджеры слабо верят, зная, как дорого обходятся им специалисты хотя бы в одной узкой области.

Принимая во внимание все это, западники решили в странах СНГ проводить простую
"охоту за головами", когда покупаются (и переводятся поближе на Запад)
в основном талантливые руководители проектов, а "тупое" кодирование
миллионов строк выполняют программисты из уже занявших свое место в мировой экономике
Китая и Индии. Однако отечественные программисты, владеющие языками (как иностранными,
так и программирования), в общем-то уже перебрались на Запад. Германия, которая
объявила о том, что набирает 20 тыс. IT-специалистов, столкнулась даже с некоторым
дефицитом. Нет, заявлений много, но реальных кандидатов — не более 200. Правда,
даже отток и этого скромного количества специалистов может больно ударить по нарождающейся
украинской Internet-экономике, нуждающейся теперь не только и не столько в красивом
дизайне, сколько в переводе функций корпоративных программных систем на работу
с WWW и базами данных.

Не хотелось бы заканчивать на столь грустной ноте, ведь активность венчурных капиталистов
и Web-компаний в Украине растет несмотря ни на что. Да и вообще, стране волей-неволей
приходится подстраиваться к общемировым тенденциям перевода бизнеса на новые рельсы.
Деньги либо придут, либо в конце концов будут заработаны. Построение информационной
магистрали уже не обойдет Украину, а молодые компании, похоже, намерены "врезаться"
в Internet-трубопровод намертво. Тенденции будут меняться, компании исчезать,
но Internet-то останется с нами навсегда.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: