Тарас Джамалов, Lenovo: «За количеством гнаться уже не так интересно, мы хотим побороться за удовлетворённость пользователей»

Тарас Джамалов, Lenovo: «За количеством гнаться уже не так интересно, мы хотим побороться за удовлетворённость пользователей»

В начале этого года в украинском офисе Lenovo сменился генеральный директор, им стал Тарас Джамалов, пришедший в компанию в 2011 году. Мы решили поговорить с Тарасом о том, как он видит работу компании в Украине, зачем ей игровые ноутбуки и почему у нас до сих пор официально не продаются Chromebook.

Что теперь входит в зону ваше ответственности? Чем вы занимались раньше и чем занимаетесь сейчас?

Раньше я занимался фактически только прямыми бизнес-вопросами по планшетами и ноутбукам, которые были связаны с взаимодействием с партнёрами, дистрибьюторами и розничными сетями. А сейчас в сферу моей ответственности входят все результаты, которые показывает представительство, включая все продукты, кроме смартфонов. Ну и, само собой, на мне большое количество административных вопросов, связанных с рекламой, затратами и управлением персоналом.

А почему вы не занимаетесь смартфонами?

Это глобальная стратегия компании Lenovo. У нас с апреля прошлого года произошло разделение на глобальном уровне на две компании, в отдельный бизнес была выделена Lenovo Mobile, в нашей терминологии это Mobile Business Group (MBG). Причин этому несколько, но основная из них состоит в том, что Lenovo является публичной компанией, и мы посчитали, что инвесторам будет удобнее видеть результаты в новой для нас сфере отдельно от уже устоявшихся бизнесов.

После того, как вы стали гендиректором украинского офиса, на чём теперь будет фокусироваться Lenovo в Украине? Какую основную задачу поставил перед вами главный офис?

Главный офис ставит перед нами количественные цели, и они по основным бизнесам, связанным с потребительской электроникой, достаточно скромные, поэтому я бы не хотел на них останавливаться. Те цели, которые мы сами ставим перед собой — это улучшение сервиса для наших клиентов. За количеством гнаться уже не так интересно, мы хотим побороться за удовлетворённость пользователей.

Вы будете оставаться во всех ценовых сегментах, или всё-таки уйдёте из нижнего?

Мы продаём не так много дешёвых устройств. В самом нижнем ценовом диапазоне наша доля в декабре 2016 года была около 38-40%, а ближайшего нашего конкурента — около 32-34%, то есть разница не такая существенная, поэтому нельзя сказать, что мы задаём тон в этом сегменте. Скорее можно сказать, что у нас было мало предложений в средних и самых верхних ценовых сегментах. Вот тут мы будем наращивать присутствие, при этом ничего не меняя глобально в нижнем ценовом сегменте.

То есть модели уровня IdeaPad 110 никуда не денутся?

У нас будет обновление модельного ряда, в результате которого IdeaPad «сотой» серии, это 100 и 110, уйдёт с рынка и минимальная модель, которая будет — это IdeaPad — 320, более красивый, более приятный для потребителей ноутбук. Но на цене это радикально не отразится.

Если вы планируете продавать более дорогие модели, значит ли это, что рынок начал восстанавливаться?

Это именно так. Мы уже с августа прошлого года видим тенденцию к тому, что нижние сегменты теряют свою долю, а средние растут. Если в течение полутора лет доля таких процессоров, как Celeron, на рынке была доминирующей, то с прошлого квартала ситуация поменялась, и теперь уже ноутбуков на процессорах Pentium продаётся больше, то есть мы видим увеличение средней цены.

Десктопы, ноутбуки, планшеты или 2-в-1 — что из этого, по вашему мнению, будет двигателем продаж на украинском рынке ПК в следующие несколько лет?

Если говорить об объёмах, то классические ноутбуки в обозримом будущем останутся драйверами продаж. При этом нужно помнить, что сегмент трансформирующихся моделей 2-в-1 на сегодня является самым быстрорастущим. Поэтому если говорить о структуре нашего модельного ряда, то всё больше места в нём будет отдаваться трансформирующимся ноутбукам, таким как наши модели серии Yoga. И это в целом мировой тренд, в некоторых странах продажи таких устройств достигают 14-16% от общих продаж ноутбуков. В Украине это пока примерно 1%, и мы понимаем, почему это так, ведь средняя цена «трансформеров» выше классических моделей. Из-за экономической ситуации в стране люди, возможно, и хотели бы покупать больше таких устройств, но пока не готовы это делать.

ThinkPad, IdeaPad, Yoga — под каждым из этих брендов есть как дорогие, так и относительно доступные устройства, не считаете ли вы, что это очень запутанная линейка?

То, что она запутанная — это однозначно. Связано ли это с тем, что в каждом модельном ряду мы предоставляем устройства разной цены? Я всё-таки считаю, что нет. Больше связано с тем, что мы недостаточно приложили усилий для того, чтобы объяснить людям разницу между IdeaPad, ThinkPad и Yoga. Действительно, Yoga есть и относительно дешёвая, и дорогая. Но если в классическом IdeaPad ценовая вилка от 6 тыс грн до, примерно, 40 тыс грн, то Yoga дешевле 10-12 тыс грн вы не найдёте.

Компания Lenovo ранее не особо занималась игровыми решениями, хотя они у вас и были. Но в начале этого года была анонсирована линейка Legion, даже отдельный бренд, и вы планируете начать продавать её в Украине. Почему в целом игровое направление начало интересовать компанию? И как вы планируете продвигать в Украине эти устройства, учитывая их высокую стоимость и конкурентов?

Мы обратили внимание на этот сегмент, потому что это один из мировых трендов, он очень быстро растёт и здесь есть большая выгода с точки зрения прибыльности. Люди, которые покупают игровые ноутбуки, они вполне платежеспособные, и есть возможность для всех производителей заработать. Что касается того, что рынок Украины — очень высококонкурентный и на нём придётся предлагать что-то особенное, то нас в этом сегменте фактически не было. И если мы обозначим своё присутствие, то при 3-5 игроках в игровом сегменте мы займём 20-25%, ничего особенного не делая. Чтобы продвинуться выше этой цифры мы постараемся предложить геймерам сервисы и услуги, которые не предлагают наши конкуренты, и таким образом завоевать их сердца и кошельки. При этом мы точно не будем конкурировать ценой, мы не планируем продавать наши игровые устройства дешевле конкурентов, разве что в том случае, если увидим, что уступаем им по конфигурациям.

В целом, как думаете, зачем пользователю тратить условные 40 тыс грн на не самый мощный игровой ноутбук, если за эти деньги можно собрать отличный игровой ПК? Как много покупателей будут готовы пойти на это?

Немного. Если отталкиваться именно от этой ценовой границы, то статистически таких игровых ноутбуков в месяц продаётся около 1000-1100 всего на рынке Украины. По сравнению с продажами 50-55 тыс ноутбуков в среднем в месяц, это достаточно маленький процент, но такие люди есть и мы готовы предложить им альтернативу.

А будут ли у вас игровые решения в десктопах?

Да, и тоже под брендом Legion, чтобы людям было проще понять специализацию такого устройства. Это будет имиджевое решение, и достаточно мощное, по сравнению с тем, что мы предлагали ранее. Конечно, такие модели не будут претендовать на звание «Самый мощный десктоп Украины», но на них можно будет комфортно играть с первой минуты использования, не тратя время на сборку. А те, кто хочет собрать ПК самостоятельно, их не остановит ни цена, ни сервис, ни внешний вид, ведь они хотят именно собрать компьютер.

Lenovo уже давно и продуктивно сотрудничает с Google по выпуску ноутбуков на Chrome OS, но в Украине Chromebook официально не продаются, почему?

Это просто конъюнктура рынка, мы проводили опросы, насколько люди готовы покупать такие устройства и получили отзывы, что пока нет. Разница в цене между ноутбуками на Chrome OS и Windows будет в Украине настолько несущественной, что либо Google, либо нам, как производителю, придётся потратить много денег на рекламу, чтобы убедить клиентов, что нужно обратить внимание именно на Chromebook. Как только рынок будет готов, мы с удовольствием предложим такой продукт.

Монобрендовые и онлайн-магазин техники Lenovo оказались удачной идеей? Какой процент продаж приходится на них?

Что касается онлайна, то говорить о проценте продаж тяжело, потому что он существенно меньше. Если брать фирменные оффлайн-магазины, то это в месяц суммарно около 1,5% в среднем по всем группам товаров. Но запуская этот формат, мы не ориентировались на объёмы. Интернет-магазин — это то, что каждый вендор обязан предложить клиентам, потому что есть люди, которые не доверяют даже именитым онлайн ритейлерам, а хотят покупать непосредственно у производителя, и им нужно дать такую возможность. Что касается фирменных оффлайн-магазинов, то это наша основа, чтобы задать тон на рынке по предоставлению услуг и высокого уровня консультации при выборе или покупке устройств. То есть это не проект, направленный на увеличение продаж. С ними мы пытаемся предоставить покупателям, непосредственно общаясь с производителем, возможность получить больше сервисов, чем могут предоставить другие игроки.