Обзоры
Good Kill / «Хорошее убийство»

Good Kill / «Хорошее убийство»


Good Kill

Разведывательные и боевые дроны уже сегодня являются важной составляющей военных операций США и их союзников. Очевидно, что завтра число армейских дронов только увеличится. Но использование боевых роботов поднимает множество важных этических вопросов, искать ответы на которые нужно уже сейчас. Часть из этих вопросов задает Эндрю Никкол в своей новой картине Good Kill.

Good Kill / «Хорошее убийство»

Жанр драма
Режиссер Эндрю Никкол
В ролях Итан Хоук (Томас Эган), Дженьюэри Джонс (Молли Эган), Зои Кравиц (Вера Суарес), Джейк Абель (Зиммер), Брюс Гринвуд (Джек Джонс) и др.
Компания Voltage Pictures
Год выпуска 2015
IMDb, КиноПоиск

Эндрю Никкол — мастер ставить неудобные вопросы. Каждый из фильмов, в которых он выступал в роли режиссера или сценариста, неудобен для зрителя. Начиная с пронзительной антиутопии «Гаттака» (обязательно посмотрите) и совсем не смешной комедии «Шоу Трумена», до, казалось бы, детской «Гостьи» и слишком попсового «Времени». Вот и в Good Kill Никкол задает важные вопросы, но предлагает зрителям самостоятельно искать ответы на них.

Good Kill рассказывает историю оператора боевого дрона General Atomics MQ-9 Reaper из 432-ого экспедиционного авиакрыла. Бывший пилот истребителя Томас Эган ведет войну с талибами в Афганистане и Йемене, сидя в кондиционированном офисе в получасе езды от Лас-Вегаса. Войну с перерывами на обед, барбекю, стрижку газонов и проверку уроков у детей. Делает свою работу, постепенно сходя от этого с ума.

В отличие от пилотов боевых самолетов, которые не видят врага, но зато чувствуют исходящую от него опасность и рискуют собственной жизнью, Эган и его коллеги, наоборот, ничем не рискуют, но зато видят результаты своих авиаударов. В том числе и последствия своих ошибок, так называемый сопутствующий ущерб. Кто-то считает это нормальным, кто-то перекладывает всю вину на террористов, прикрывающихся женщинами и детьми. А кто-то начинает задавать себе вопросы – стоят ли такие потери среди мирного населения иллюзии безопасности твоей собственной страны и что на самом деле порождает такая война. Каждый удар невидимых с земли беспилотников не только обрывает в том числе и невинные жизни, он множит ненависть, лучше любой пропаганды Талибана вербуя новых бойцов под знамена Джихада. Эган — солдат, он должен выполнять приказ, даже если этот приказ кажется ему неправильным. Но где та грань, переступив которую, ты сам станешь ничем не лучше террориста?

В современной войне удары зачастую наносятся не по подтвержденным разведкой данным, а всего лишь по поведенческим паттернам и на основе статистического анализа. Достаточно ли этого для того, чтобы убить человека? А десять человек? Сколькими чужими жизнями можно пожертвовать, чтобы снизить угрозу гипотетического теракта в твоей стране на 1%? А на 2%? Где эта граница?

Good Kill — очень неторопливый и монотонный фильм. Но это не просчет режиссера, а намеренный повествовательный прием. Здесь нет action-эпизодов, даже авиаудары по предполагаемым террористам – это очень будничная и рутинная, почти офисная работа. Рапорт, подтверждение, нажатие кнопки, ожидание результата, подсчет ущерба. Все действия доведены до автоматизма, никакой суеты и лишних движений. И это, пожалуй, пугает больше всего.

Эндрю Никкол, как и в первом своем фильме, выбрал на главную роль Итана Хоука. И, по большому счету, его работы в «Гаттаке» и в Good Kill очень похожи. И там, и там он играет удручающе спокойного, внешне равнодушного и скованного человека, который почти весь фильм не проявляет никаких эмоции. Робот, а не человек. Но Хоуку и Никколу удается с помощью минимальных средств показать, какие страсти бурлят внутри этого, казалось бы, даже слегка заторможенного человека. Пожалуй, Хоук отлично справился со своей ролью. Как и Зои Кравиц (дочь того самого Ленни Кравица), играющая его второго пилота.

Good Kill, как и недавняя Ex Machina, очень камерный, фестивальный фильм. По большому счету, в нем всего пять персонажей и две локации. Здесь почти нечего делать художнику по костюмам, декоратору, да и оператор сильно ограничен в визуальных средствах. Вот и приходится выкручиваться сценаристу.

Нельзя сказать, что Good Kill — самая сильная картина Эндрю Никкола, она явно не дотягивает до уровня «Гаттаки» и «Шоу Трумена», но это важный фильм. Нужный именно сейчас, когда война становится слишком похожа на компьютерную игру. Ведь фраза «Good Kill» – это не только похвала пилоту за меткий выстрел, это и возглас в сетевом шутере после очередного фрага. И очень важно, чтобы люди, сидящие за пультами боевых дронов, все-таки понимали, что человек в перекрестье прицела – это не еще один фраг в его боевой статистике.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: