Обзоры
Путешествие на «Конкордию». Экстремальный опыт фоторепортера

Путешествие на «Конкордию». Экстремальный опыт фоторепортера


Тома Жуано – первый профессиональный фотограф, который три года назад прошел путь от острова Тасмания до франко-итальянской научной станции «Конкордия», находящейся в глубине Антарктиды. Он любезно согласился рассказать нам о своей работе и своих впечатлениях.

Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера

Узнав, что в сердце Белого континента построена научная база, Тома сразу же захотел туда попасть. Такая возможность представилась в конце 2005 года. Французский полярный институт имени Поля Эмиля Виктора планировал экспедицию. Взвесив все «за» и «против», руководство организации согласилось принять в свою команду фотожурналиста.

Сегодня благодаря снимкам и дневнику Тома Жуано мы можем увидеть будничную жизнь двух полярных баз, познакомиться с храбрыми людьми, которые на долгие месяцы согласны забыть об уюте. Мы с увлечением рассматриваем императорских пингвинов, восторгаемся величием Антарктиды. Проект французского фоторепортера «Антарктика. На пути к “Конкордии”» можно по праву назвать уникальным фотографическим документом.

Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера

Год рождения: 1972

Место рождения: Сен-Жермен-ан-Ле (Франция)

Место жительства: Кудевиль-сюр-Мэр (Франция)

Область фотографических интересов: съемка природы, исследование жизни французского общества

Веб-сайт: www.thomasjouanneau.com

 

Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера
Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера
Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера
Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера
Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера
Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера
Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера
Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера
Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера
Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера
Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера
Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера
Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера
Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера
Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера
Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера
В арсенале Тома Жуано была единственная цифровая камера – EOS 350D. В конце 2005 года фотограф только начал переходить на новые технологии
Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера
На «Конкордии» температура -30 °C и легкий ветер. EOS 1V покрылся инеем, но это не вывело его из рабочего состояния. Литий-ионные батареи продолжали прекрасно работать
Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера

Тома, экология нашей планеты давно уже находится под угрозой. Может ли фотограф, снимающий дикую природу, повлиять на эту ситуацию?

Я считаю, что фотографы, которые работают над такими сюжетами, прежде всего дают возможность обществу осознать проблемы нашей планеты. Публикации фоторепортажей в прессе, отдельные издания или выставки в той или иной мере влияют и на обычных граждан, и на политиков. Тем не менее нам, репортерам, сложно отследить, тронули наши работы кого-то или всем на них просто наплевать. Действительно, сложно изменить мир одним кадром. Но были же в истории случаи, когда фотография влияла на общественное мнение. Поэтому мы и работаем.

Почему вы решили отправиться в Антарктику? Чем эта часть земного шара заинтересовала вас?

Сегодня на планете осталось мало мест, которые по-настоящему интригуют. Массовый туризм проник в самые отдаленные ее уголки. Фотоизображения приходят из самых экзотических стран и, возможно, уже в скором будущем мы забудем о понятии terra incognita. Антарктика является исключением из правила.

Это путешествие стало для меня перемещением в неизведанный мир. Я делал много репортажей в Европе, работал в Эфиопии, Ираке, Патагонии, на Юконе, в пустыне Сахаре. Но ни одна из предыдущих поездок не вызывала у меня столько переживаний.

Каким должен быть опыт фотографа-репортера, чтобы получить приглашение поучаствовать в столь непростой экспедиции?

Сначала хочу отметить, что попасть туда очень сложно. Благодаря Договору об Антарктике этот континент находится под защитой сорока пяти государств. Действие территориальных претензий приостановлено, добыча ее природных богатств запрещена, туризм практически невозможен (разве что в районе Антарктического полуострова).

В Антарктике имеют право находиться только лишь исследователи и технический персонал. Полярной станцией «Конкордия» со стороны Франции руководит Институт имени Поля Эмиля Виктора. Поэтому чтобы попасть в экспедицию, мне предстояло убедить его руководство в серьезности своих намерений. Я подготовил проект репортажа, который должен был рассказать историю полярников. Еще важно было заручиться поддержкой престижного издания, где впоследствии опубликуют этот материал. У меня была договоренность с журналом Figaro.

Как велась подготовка к работе перед поездкой?

Еще во Франции надо было тщательно продумать каждый из этапов работы, чтобы не упустить какого-то важного события на месте. Я изучил документы исследователей, много узнал о тех местах, где придется снимать, согласовал все с институтом. Так, например, оказалось, что мне предстоит вести тягач Сhallenger во время рейда от станции «Дюмон д’Юрвиль» в сторону «Конкордии» – это было единственной возможностью запечатлеть наш невероятный караван среди белой пустыни. Календарь съемок у меня был расписан на все три месяца путешествия.

Вы могли бы рассказать о том, каким арсеналом техники пользовались в Антарктике? В чем, по вашему мнению, заключается преимущество тех моделей камер, которыми вы снимали?

Обычно я не беру в путешествия много железа, поскольку очень ценю возможность поработать без лишних килограммов за спиной. Но в этом случае могли возникнуть поломки, которые никак не исправишь на месте. Я пользовался маленьким цифровиком ЕОS 350D, а также пленочными камерами. В моем арсенале были старые добрые EOS 1V, EOS 3 и EOS 600.

Корпус EOS 1V герметичен, он очень надежен в работе. Возможность зарядки камеры от разных источников питания тоже повлияла на мой выбор. Используя бустер, я мог накормить «лошадку» и стандартными аккумуляторами, и батареями типа 2CR5. С помощью EOS 1V съемка велась снаружи. Но каждый раз, когда надо было фотографировать внутри полярных станций, я включал EOS 3 – таким образом я избегал проблем, связанных с конденсацией при перепаде температуры с -30 до +20°C.

Особенно часто был задействован объектив Canon 17–35 мм, портреты полярников я делал с помощью светосильного Сanon 50/1,4, а среди телевиков выбрал Sigma 70–210 мм. Что касается фильтров, то их я никогда не использую, поскольку они искажают реальность. Мне всегда нравилось передавать те цвета, которые я видел во время спуска затвора.

При подготовке репортажа вы столкнулись с очень сложными температурными условиями. У вас были какие-то проблемы с техникой?

Во время путешествия в Антарктику я больше всего боялся, что из-за низких температур батареи могут выйти из строя. Надо сказать, что я не ошибся, когда выбрал EOS 1V. Литий-ионные аккумуляторы дают возможность работать при таких условиях в течение очень длительного времени. Я не уверен, что элементы питания современных камер будут столь же надежны – к таким выводам я пришел, исходя из опыта работы с аппаратом 5D, который сегодня заменил мне старый EOS 3. Мой маленький EOS 350D проходил тестирование в экстремальных условиях и, говоря по правде, его аккумуляторам было несладко.

Что больше всего привлекло ваше внимание во время путешествия? Вы могли бы подробнее рассказать о каких-то этапах создания своего репортажа?

Сначала мы плыли в сторону Антарктиды на судне «Астролябия» – это длилось целых пятнадцать дней. Я начал работу со снимков, которые рассказывают об ожидании, о бездействии. Фотографировать тогда, когда ничего не происходит – самая сложная задача. Но в моей истории это был очень важный этап. Кадры иногда надо было просто выискивать.

А вот другой пример. При передвижении по континенту между станциями «Дюмон д’Юрвиль» и «Конкордия» мне довелось вести тягач. Такая вот работенка! Этот этап путешествия был по- настоящему наполнен эмоциями. Мы останавливались только для того, чтобы поесть и переночевать. Для фотографирования оставалось совсем не много времени, и я должен был пользоваться каждой возможностью. Вокруг нас не было ничего. Белая пустыня. Но как эти пейзажи завораживали меня!

У вас есть интересная серия портретов исследователей Антарктиды. Почему вы решили сделать их черно-белыми? Как полярники реагировали на работу фотографа?

Делая эту серию, я не был уверен в том, что снимки будут где-то напечатаны. Я знал, что журнал Figaro портреты не заинтересуют, но так хотелось запечатлеть эти лица, ведь полярники действительно удивительные люди. Работалось мне легко. У нас была одна тесная и очень сплоченная компания. Во время съемок ребята много рассказывали мне о своей жизни.

Почему я решил не снимать в цвете? Мне показалось интересным пойти против классической традиции. Я не снимал на пленку TRI X и не печатал на барите, а воспользовался простой цифровой камерой.

У вас много снимков пингвинов – вы считаете их фотогеничными животными?

Да, они действительно необыкновенно фотогеничные! Можно сказать, что они стали героями моего репортажа. Когда ты видишь колонию императорских пингвинов, порой возникает чувство, что это люди. Они высокие, их силуэт напоминает человеческий, их коллективное шествие впечатляет. Императоры спокойны, к ним можно легко подойти. А вот пингвины Адели, напротив, очень шумные, все время дерутся, и поэтому фотографу нужно быть осторожным.

Каковы практические результаты вашей поездки? Где и когда вам удалось продемонстрировать эти снимки?

Этот репортаж, без сомнения, самый важный проект в моей жизни, который я реализовал на сегодняшний день. На месте я работал достаточно долго –три месяца, но его презентацией занимаюсь уже три года. Был материал на телеканале UNE, мои снимки печатали во многих французских и итальянских журналах. Figaro отвел для «Конкордии» десять страниц. Кроме того, я решил сделать экспозицию – она объездила множество французских городов, а в июне 2008 года побывала и в Украине.

Но больше всего я горжусь тем, что мне удалось издать книгу «Полярные портреты. Антарктика. На пути к “Конкордии”» – я подготовил ее вместе со своей супругой Элизабет, и в ней материал собран полностью. Как раз тут можно прочитать истории полярников, ближе познакомиться с их работой в условиях необъятной ледяной пустыни. Мой взгляд на фоторепортаж сильно изменился после этой поездки.

Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортераДля съемки панорам пригодился базальтовый штатив GitzoПутешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортераПри постоянных перемещениях в таких сложных погодных условиях технику можно повредить. Рюкзак Lowepro надежно защищал ее, и у Тома не возникло никаких

Беседу вел Олесь Качмар

Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера
Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера
Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера
Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера
Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера
Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера
Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера
Путешествие на "Конкордию". Экстремальный опыт фоторепортера

От Тасмании до Земли Адели

Воскресенье, 16 октября

Судно «Астролябия» одиноко стоит у большой пристани порта Гобарт. Оно напичкано антеннами и выкрашено в зеленый, белый и красный цвет. Нельзя сказать, что судно выглядит убедительно, но надпись «Полярный институт» на боковой части корпуса не оставляет никаких сомнений. Его миссия заключается в том, чтобы пробраться сквозь льды и доставить нас на Землю Адели. 2800 километров прямо на юг. Мысль о том, что придется встретиться со стихией, кажется, не радует никого. Но Антарктика того заслуживает, убеждают меня полярники с опытом.

Станция «Дюмон д’Юрвиль»

Воскресенье, 30 октября

Французская база «Дюмон д’Юрвиль» построена на острове Петрель. Эта небольшая часть суши скрыта между айсбергами и ледяным континентом. Здесь, на краю белой пустыни, поселился человек. Одинаковые сооружения соединены между собой металлическими мостиками. На базе много антенн.

Люди, которых мы встретили, довольно бледны, но они радостно приветствуют гостей в своем странном и абсолютно бесшумном мире. Надо сказать, что после стольких дней путешествия среди гудящих моторов тишина воспринимается как какое-то аномальное явление.

Идет разгрузка вертолетов. Обитатели станции со странным выражением лиц смотрят на ящики с авокадо и киви – многие месяцы они не видели свежих продуктов.

Рейд в сторону «Конкордии»

Понедельник, 21 ноября

Начался сильный ветер. Фактически ничего не видно. Первые тягачи освещают путь. Год назад здесь прошли трамбовочные машины, но след от них теперь едва заметен. Очень непросто придерживаться правильного курса. GPS сейчас важен как никогда. Главное – не увязнуть. За сегодняшний день со мной это случилось уже трижды. Все зависит от погоды. Очень часто по рации звучит фраза: «Ну все, мы пропали!» Наш караван похож на корабль, который носит и крутит туда-сюда снежное море.

Вот она, «Конкордия»!

Пятница, 2 декабря

«Плато К, Плато К, рейд, вы меня слышите?
— …
— Dôme C, Dôme C for traverse, can you hear me ?
— … »

Мы находимся на расстоянии двадцати километров от «Конкордии». К нам доходят радиосигналы со станции, но там пока что не слышат нас. По правую сторону видны два крохотных пятнышка. Потом они исчезают из вида – наш караван поворачивает и движется в их сторону. За двадцать дней путешествия глаз стал чувствителен к малейшим изменениям на горизонте. Вот она, «Конкордия»!

Полярная станция «Конкордия»

Воскресенье, 11 декабря

«Эта станция строилась десять лет, – рассказывает архитектор Жан-Поль Фав. – В основу проекта положен очень простой принцип, поэтому она должна долго прослужить». Две цилиндрические башни соединены между собой закрытым переходом. Каждое здание стоит на шести сваях, они могут выдвигаться на 40 сантиметров – таким образом, предусмотрена возможность защитить сооружения от обильного снега на плато К.

Одну из башен называют тихой, а другую – шумной. В первой находится госпиталь, комнаты исследователей, лаборатории и радиозал. Во второй – душевые кабины, стиральные машины, технические помещения, а также склад с продуктами.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: