Интервью

Дмитрий Шимкив, Microsoft: «Кто-то сомневается, будет ли дальше Украина? Будет, ещё и как».

KOR_6481

Microsoft является одной из крупнейших иностранных компаний в Украине, которая работает в сфере IT. Мы решили поинтересоваться у руководителя украинского офиса Microsoft Дмитрия Шимкива, планирует ли компания менять свои планы в связи с событиями в Украине, чего стоит ожидать рынку в целом, и как IT может помочь изменить страну.

События последних месяцев повлияли на бизнес Microsoft в Украине?  

Курс
UI/UX Design
Навчіться у вільний час розробляти вебінтерфейси, які подобатимуться клієнтам, та заробляйте від $1000
РЕЄСТРУЙТЕСЯ!
UI/UX Design

Поскольку мы являемся частью украинской экосистемы, то однозначно повлияли. Мы видим, что некоторые наши партнёры задерживаются в принятии решений, и степень неопределённости на рынке довольно высокая. Но в то же время, появляется много других возможностей. У нас сейчас интерес к «облачным» технологиям намного выше, причём компании уже внедряют конкретные решения, а не просто обсуждают возможности облака. Нам это позволяет переориентировать бизнес, сфокусироваться  и реагировать на те ситуативные возможности, которые возникают. Я ожидаю, что ситуация стабилизируется в диапазоне 3-6 месяцев, ведь интерес к Украине колоссальный. Я был в США, общался с представителями инвестиционного сообщества, и эти люди видят перспективы Украины, а также новые возможности. Поэтому я ожидаю бум, который просто отложен в силу тех событий, которые происходят, но сам тренд очень позитивный.

То есть отворачиваться от Украины в ближайшей перспективе никто не будет? 

Нет, например для Microsoft, Украина — это стратегическая страна. Мы видим в ней колоссальный потенциал. В конце марта у нас проходила конференция (Microsoft SWIT — прим. редакции), в которой приняло участие больше 800 людей, большая часть из них — это платные участники. Никто из них не отменил своего участия. И мы верим в рост украинской экономики.

Сейчас наша страна находится в определённой ВВП яме, ведь вокруг нас страны с чуть ли не вдвое большим валовым внутренним продуктом на душу населения. Это означает, что существует некий вакуум, который должен быть заполнен. И интерес к Украине у американцев, европейцев и даже австралийцев очень высокий, потому что мы здесь имеем огромную нехватку инвестиций. А всё из-за того, что условия, которые были, и сама среда, были неправильные. А сейчас инвесторы видят перспективы, они видят людей, которые хотят жить свободно и спокойно, строить экономику, эти люди не глупые, они открытые, они инновационные. И дальше бизнес смотрит на уровень инвестиций в соседние страны, и видит, что в Украине есть возможности. Сейчас у меня количество запросов про инвестиции в Украину очень большое. И многие считают, что скоро в стране наступит стабильность. Никто не побежит инвестировать прямо сейчас, но у многих инвесторов уже запущены процессы с планированием куда и зачем приходить в Украину.

Собирается ли Microsoft менять свои планы в Украине на 2014 год? 

Я могу сказать, что наши показатели в декабре и январе были очень хорошие. И в целом бизнес в Украине за этот период очень хорошо двигался, поэтому рассказы о том, что «всё упало» были скорее спекуляциями. Декабрь и январь в целом ещё были неплохими месяцами, потом уже, понятно, что начался спад, но планы мы не корректировали. У нас не такая практика. Мы учитываем спад на рынке и ту стагнацию, которая появилась в силу политико-экономических событий, но менять фокус и курс не будем. Нужно понимать, что все события, которые произошли в Украине, во многом зависели от технологий. Люди собирались, обменивались информацией через социальные сети. Когда украинцы утром просыпались, они что первым делали? Читали новости, но не в газете, а онлайн. Они смотрели стримы «Громадського». «Самооборона» использовала мобильные рации. Поэтому как можно тут что-то пересматривать, если IT в Украине будет только развиваться?

Shymkiv_smallУкраина раньше относилась к третьей (последней) категории стран, в которых Microsoft запускала свои новые продукты, с приходом нового руководства эта практика как-то поменяется? 

Самым большим показателем для запуска коммерческих продуктов, потому что бесплатные мы и так сразу запускаем, для Microsoft является ВВП на душу населения. В Украине он пока очень низкий, а значит вероятность получить доход, быстрый или средне-быстрый, на этой территории очень небольшая. А есть еще и огромное количество других показателей. Я работал с командой, которая принимает решения, и по многим продуктам Украина входит в списки на запуск. Поэтому как только мы начнём увеличивать наш ВВП, у нас здесь будет совсем другая история.

Понимаю, что прямо вы не скажете, но к запуску каких новых продуктов Microsoft, Украина стоит ближе всего?

В условиях нестабильности всегда есть риск, ведь мы говорим о бизнесе. Например, если мы начинаем продавать аппаратное обеспечение, те же Surface или Xbox, то мы должны инвестировать в маркетинговую поддержку, сервисные центры, это всё крупная инвестиция. Однако в условиях нестабильности компания пока говорит: «давайте подождём», «давайте посмотрим», «давайте не будем спешить». Решения могут приниматься в пользу другой страны, где можно быстрее получить возврат инвестиций. То есть нужно понимать, что это не политическое, а чисто экономическое решение. А что касается продуктов, которые мы планируем запускать в Украине, то могу сказать, что это Xbox, он у нас в планах. Я пока не могу сказать, когда. Сейчас очень большой приоритет – это Xbox One. Мы во многих странах его ещё пока не запустили, так как ставка была сделана на американский рынок. Что касается остального, то Surface — это нишевый продукт, даже в Европе не на всех рынках он доступен. Запуск продуктов будет осуществляться, исходя из экономических обоснований, в этом нет никакой политики.

Какие у вас ожидания от нового украинского правительства? 

Я бы хотел увидеть, что IT помогло изменениям. IT-индустрия одной из первых на Майдане установила свою палатку. И я не знаю другого примера именно индустриального присутствия на Майдане, кроме IT. Я благодарен ребятам, которые это сделали. Кроме того, определённые инициативы и изменения в прозрачности страны, будут делать люди с IT-инструментами.

И на сегодняшний день в самом правительстве есть очень много точек, где принимаются решения по технологиям, по телекоммуникациям, по всей инновационной деятельности. У нас есть ДКИ, НКРСИ, ГСССЗИ, есть интересы у Министерства экономики, у Министерства инфраструктуры, у Министерства образования, то есть идёт перетягивание каната. В Украине с её потенциалом должно быть одно министерство или ведомство, которое будет заниматься информационно-коммуникационными технологиями (ИКТ). Но это должно быть не новое большое министерство, это должна быть маленькая команда, которая будет определять единые стандарты. Мы должны убить все рудименты, сертификации, всю ту ересь, которую мы имеем от Советского Союза, нам нужны европейские стандарты. Нам не нужен огромный аппарат, который пишет «стратегию информационной деятельности» или «стратегию информационного общества». Мы уже живём в информационном обществе, давайте думать, какие конкретно сервисы, какие системы, какие стандарты должны приниматься. Нам нужны единые сервисы для граждан, с единым интерфейсом и стандартами. Соответственно, новое ведомство должно координировать работу с коммерческими компаниями.

Для меня модель Сингапура — идеальна. В 1999 году там создали одно министерство, которое занимается всеми вопросами по ИКТ. Оно выступает как менеджер проектов, заказчиком которых является Министерство финансов. Другие министерства просят у Минфина денег и утверждают проекты. Когда они подтверждаются, Минфин принимает окончательное решение и контролирует ход выполнения работ. Никаких дата-центров они не строят, железяк не покупают. Они говорят: «нам нужен дата-центр, с такой-то ёмкостью, на 10 лет. Коммерческие компании, милости просим». Организовывается конкурс, в котором прописаны все планы, условия и обязательства. Благодаря этому, они стимулируют экономику, внутренний спрос и конкуренцию между компаниями. У нас же каждое ведомство строит свои дата-центры, которые никогда не заполняются, закупают огромное количество серверов, которое не используют, делают сайты за миллионы гривен и тому подобное.

Первоочередная задача для нового правительства — это создание единого центра принятия решений по ИКТ. Дальше должна быть реализована прозрачная система общения государства с гражданами и бизнесом. И не нужно ничего самим выдумывать, есть директива Евросоюза, согласно которой 20 сервисов должны быть внедрены, и 50% всего должно быть онлайн. Всё уже придумано, описано и готово для реализации. Давайте заниматься не теорией, а внедрением. Ничего сложного в этом нет, и сервисы эти предельно просты: выдача свидетельства о рождении, выдача водительских прав, регистрация дома, регистрация компании и тому подобное. Кроме этого, должно быть налажено межведомственное взаимодействие, построение IT-инфраструктуры внутри министерств. Ну что это такое, когда министрам делают почту на Mail.ru, Gmail, Hotmail? У государства должна быть единая система коммуникаций. Понятно, что сотрудники могут приходить на работу со своими устройствами, но должна быть система шифрования и система гарантии безопасности. Не нужно создавать ведомства, которые занимаются созданием украинских стандартов. Ведь что такое, например, украинские стандарты шифрования? Это российские стандарты шифрования, эллиптические кривые, придуманные в СССР. Да, это хорошая система криптографии, но нужно понимать, что переиначивая её, мы создаём непонятно что и непонятно для кого. Мир уже всё придумал, и это позволяет значительно снизить затраты.

Таким образом, мой список того, что я жду от нового правительства: единую точку принятия решений, электронное правительство для граждан и бизнеса, а также межведомственное взаимодействие с единой системой коммуникаций. Это всё можно сделать за год. Тем более, что есть и инвестиции, и поддержка американского правительства, а также стран ЕС. Найти инвестиции не проблема, но этим должны управлять люди, которые понимают, как это строить. При этом делать это прозрачно и на конкурсной основе.
Один из элементов новой системы, которую я очень хочу увидеть до конца года — это прозрачные государственные закупки в электронном режиме.

Готова компания Microsoft принимать участие в создании электронного правительства в Украине? 

Однозначно да. Самое интересное, что мы делали много подобных проектов, мы создавали едины государственный портал в Чехии, после чего этот опыт был использован в Грузии, а также в Эстонии, где мы принимали участие в разработке как одна из сторон. Поэтому мы готовы дать тот опыт и практики, которые использовались в других странах. Мы готовы выступать посредником в привлечении инвесторов, фондов и организаций. Многие знают, что если в работу вовлечена наша компания, то проекту можно доверять. Крупным публичным компаниям в этом плане проще, ведь наши акции торгуются на бирже, и мы несём ответственность в более строгом правовом поле. Кроме этого, мы готовы внедрять систему электронного правительства. И готовы договариваться о том, что если государство начинает решать проблему интеллектуальной собственности, то мы готовы реинвестировать как один из крупнейших IT-инвесторов в стране. Но всё зависит, опять же, от желания и готовности.

То есть кроме желания, для реализации электронного правительства, государству ничего не нужно? 

Со многими министрами у нас сегодня есть нормальный диалог, они очень прагматичные, им нужны примеры, нужна практика. И каждый из них по отдельности прав, и всё понимает, но вот единого вектора движения нет. Как мне кажется, это то, чего сейчас не хватает.

Готовы ли, по вашим ощущениям от общения, новые люди во власти к позитивным изменениям? 

Самый большой плюс современного правительства в том, что они пользуются технологиями. Про всех я, конечно, не знаю. Но те, с кем знаком, ими пользуются, и это немалое количество людей. Для них не являются фантастикой смартфоны, которыми они действительно пользуются, все они часто работают на планшетах, и в интернете. То есть это более технологически подкованные люди. И это важно, ведь в моей практике были случаи, когда, приходя в высокие кабинеты полгода назад обсуждать электронное правительство, я наблюдал телевизор, шредер, кучу бумаг и никакого компьютера. И что тут рассказывать об электронных системах? Сейчас это совсем другая история. Интерес к IT у власти вроде бы есть, но нужно учитывать, что сейчас на них идёт большая нагрузка в связи политической ситуацией. Всё это влияет на возможность принятия решений, чтобы двигаться дальше. Нам очень хочется перейти от теории к практике. Теория — это очень хорошо, уже написали про развитие «информационного общества» в множестве вариантов, но людям нужны конкретные сервисы. И государство должно просто выходить к людям и говорить: «этот сервис заработает в электронном виде такого-то числа», вот и всё.

Как ситуация вокруг Крыма может повлиять на украинский рынок IT?  

Украина — страна с великолепными людьми, с большими возможностями. Тот, кто не хочет здесь строить бизнес, а хочет прийти тогда, когда всё уже будет, про долю рынка может забыть. Кто-то сомневается, будет ли дальше Украина? Будет, ещё и как. Сегодня компании могут принимать политические решения, которые будут влиять на их экономические результаты, но это только их выбор. Я считаю, что сейчас как раз тот момент, когда нужно быть активно вовлечённым в происходящее, не бояться, и двигаться вперёд.

Наболевший для Microsoft вопрос, как думаете, сможет новая власть побороть пиратство в Украине? 

По поводу пиратства Украина действительно ничего не делала. Я надеюсь, что сейчас у власти есть больше понимания этой проблемы. Business Software Alliance (BSA) никоим образом не хочет осуществлять какое-либо давление, в Украине сейчас есть ряд больших проблем. Но это не значит, что это индульгенция. Это значит, что мы должны сейчас вырабатывать модель, как мы будем решать эту проблему. Компания Microsoft заинтересована в цивилизованном бизнес-решении. Если вопрос начнёт решаться для нас и других компаний, у которых есть проблемы с интеллектуальной собственностью в Украине, то поверьте, к нашей стране будет совсем другой интерес, мы увидим здесь совершенно другое количество инвесторов, ведь они поймут, что риск меньше. Защита интеллектуальной собственности должна стать приоритетом страны. Это то же самое, что не воровать и не платить взятки. Давайте научимся платить за интеллектуальный труд. Я хочу, чтобы художники, писатели, поэты, все, кто создает интеллектуальный продукт, могли получать деньги за свой труд. Когда мы начнём платить за всё, что потребляем, это позволит нам повысить наш ВВП на душу населения. Платить за книги, фильмы — это нормально. Мы же в Европу идём, мы хотим жить по западным ценностям. И я верю, что это произойдёт, ведь общество очень сильно изменилось. Это не произойдёт прямо завтра, а пройдёт поэтапно, но государство в этом процессе должно быть лидером.


Завантаження коментарів...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: