Обзоры
Свобода действий

Свобода действий


Свежий морской воздух, живописная природа, благоприятная культурная среда – все эти факторы способствуют развитию личности, умеющей ценить свободу мышления и, как результат, свободу действий. Олаф Велтман, как нам показалось, относится именно к этой категории людей.

Свобода действий

Место жительства: Леуварден (Нидерланды)

Веб-сайт: www.olaf-veltman.com

Я вырос на побережье. Такие места особенно трудно забываются, их образ не может быть разрушен ни юношескими амбициями, ни зрелыми прагматичными доводами. Поэтому, пожив какое-то время в большом городе, я опять вернулся к морю. В мою жизнь возвратилась гармония.

Уже пять лет, как я здесь, на моей ферме неподалеку от Леувардена (маленький городок на севере Нидерландов – прим. ред.). Многие считают, что жить в глубинке – это автоматически означает быть в чем-то ограниченным: в деньгах, в информации, в общении. Чушь. Мой пример, да и не только мой, доказывает, что все это предрассудки, скорее даже отговорки тех, кто пытается во что бы то ни стало оправдать свое пребывание в большом городе.

В детстве я хотел быть художником. Не космонавтом, не пожарным, не президентом, а именно художником. Это, как я теперь понимаю, было во многом определено средой, в которой я рос. Мой родной городок слыл «убежищем» для творческих людей.

Вопрос о любимом художнике всегда заводит меня в тупик. Мне нравятся работы многих мастеров. Во всем мире, и в моей стране в частности, полным-полно талантливых людей. Они были, есть и будут. Превозносить кого-то одного крайне глупо.

Свобода действий
Свобода действий
Свобода действий
Свобода действий
Свобода действий
Свобода действий
Свобода действий

Для меня живопись – это в первую очередь источник вдохновения. Не нужно быть гением, чтобы понять, насколько велика разница между трудом фотографа и художника. И тот и другой могут создать шедевр. Однако последний в любом случае потратит на это больше энергии и времени. Многие из тех, кто не нашел в себе сил стать художником, стали фотографами. Я – один из них.

В шестнадцать лет родители подарили мне камеру, с тех пор фотография – мое любимое занятие. Если мои работы не будут хвалить, перестану ли я снимать? Вы знаете, такая мысль еще ни разу не приходила мне в голову.

Я люблю простор. Везде. В доме, за его пределами, в фотографии. Без воздуха невозможно ощущение легкости и свободы. Без пространства невозможно движение, а следовательно, и сама жизнь.

Композицию, безусловно, можно объяснить математикой, но создать что-то красивое, вдохновенное исключительно с помощью линейки и транспортира еще никому не удавалось. Давно установлено, что изучение шедевров изобразительного искусства развивает умение компоновать.

Мне кажется вполне нормальным, глядя на какие-то свои ранние работы, не понимать, о чем они. Их ведь, по большому счету, создавал другой человек. Нужно ли такие снимки выбрасывать? Без них не было бы того, что есть сейчас. По-моему, это веский аргумент против мусорной корзины.

Я не любитель вешать свои снимки на стены, они заняты работами других людей. Мне очень близко по духу творчество фотографов семидесятых годов, к примеру Стивена Шора (американский фотограф, снимавший банальные уличные сюжеты, популяризатор цветной фотографии – прим. ред.). Время тогда было интересное, в искусстве – особенно.

От работы, которая ограничивает свободу моих действий, я отказываюсь. Очень вежливо, разумеется. Говорю что-то вроде: я не тот человек, который вам нужен. Странные люди бывают. Приходят, чтобы получить снимок, выполненный в уникальной, свойственной тебе манере, а потом на съемочной площадке диктуют, с какого ракурса снимать. Благо такие заказчики попадаются все реже и реже. Как по мне, важно не идти против себя с самого начала, не думать, что пока ты неизвестен, можно снимать все подряд, а потом, когда станешь знаменит, начнешь делать только то, что тебе по душе.

Мне очень нравится путешествовать. Я, конечно же, не имею в виду сам процесс перелета или переезда. Речь идет о пребывании в другой среде, общении с людьми, которые представляют отличную от нашей, европейской, культуру. В таких местах, как бы далеко они ни находились от Нидерландов, я обычно чувствую себя комфортно. Расширение кругозора – одно из самых больших удовольствий.

В ваших краях я никогда не бывал, но такой пункт есть в моих планах. Наверняка славянские страны имеют свой особый шарм. В ближайшем будущем обязательно вырвусь в Россию или в Украину и сделаю там какой-то интересный фотопроект.

Фотографии, как и любому другому искусству, свойственны те же черты, что и обществу, в котором она развивается. Нельзя, к примеру, сказать, что фотография в Америке и Европе – это одно и то же. В Соединенных Штатах она всегда была более коммерческой, такой остается и сегодня. Я не говорю категорично, я говорю лишь о тенденции. Мне всегда было трудно представить, как можно выбирать профессию, отталкиваясь только от того, сколько денег она будет приносить. Тем не менее многие становятся фотографами именно по этой причине, особенно в Америке.

Больше всего я люблю снимать пейзаж. Этот жанр позволяет работать не спеша, сосредоточенно. Однако не могу сказать, что все другое мне чуждо. Портрет, натюрморт, автомобили – разве это может быть неинтересно человеку, который ценит красоту вообще, а не какие-то однотипные ее проявления? Меня всегда удивляли фотографы, специализирующиеся на чем-то одном. Как правило, это коммерческие фотографы, которые снимают исключительно ради денег. Они стремятся регулярно повышать планку своих гонораров за счет постоянного совершенствования навыков.

В работе у меня нет жестких правил. Единственное, что я всегда пытаюсь делать, это экспериментировать. Однако результат такого эксперимента виден обычно только мне, другие все равно скажут: «Олаф, сразу ясно, что это ты сделал».

Записал Андрей Пелюховский


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: