Статьи
Что принесёт рынку переносимость номера?

Что принесёт рынку переносимость номера?


Colorful phone SIM cards isolated on white background. 3d render illustration

Новость о том, что Минюст зарегистрировал новую редакцию документа под названием «Порядок предоставления услуг по переносу абонентских номеров» вызвала всплеск энтузиазма среди небезразличных к телекому людей. Участник рабочей группы по внедрению 3G при общественном объединении «Реанимационный пакет реформ» Илья Кенигштейн так прокомментировал это событие: «О, это был великий день. Министерство юстиции зарегистрировало «Порядок предоставления услуг по переносу абонентских номеров» (Mobile Number Portability) и весь украинский телеком-рынок тихо съежился от ужаса. (…) Это будет означать ужесточение конкуренции между мобильными операторами, где главным теперь будет не зависимость клиента от номера телефона, а качество связи, покрытие и ценовая политика. (…) Это будет означать, что совсем скоро после фактического внедрения услуги, у нас В ЗНАЧИТЕЛЬНОЙ мере повысится качество связи. Мы наконец начнем слышать друг друга — тембр голоса, эмоции, дыхание — в общем так, как позволяет современная связь, а не то кваканье, которое у нас есть сейчас. У нас появится полноценная связь на дорогах, в том числе 3G. Произойдет это, скорее всего, благодаря небольшим white-label решениям со стороны небольших компаний, которые зайдут в села и депрессивные (т.е. не интересные для крупных операторов) регионы. (…) И главное — в Украину теперь смогут зайти крупные западные операторы, типа AT&T или Vodafone«.  

Что из этих ожиданий имеет шансы воплотиться в жизнь, а что — нет?

Прежде всего необходимо ясно понимать, что переносимость номеров не является коммерческой услугой в обычном смысле этого слова. Это нормативная обязанность, которую операторы принимают на себя не по доброте душевной и не корпоративной социальной ответственности ради, но исключительно под давлением государства. Имеет место неустранимый конфликт интересов операторского сообщества (по крайней мере его лидеров) с одной стороны и абонентов с другой. Невозможность перейти к другому поставщику услуг сохранив известный всему телефонный номер является реальным инструментом удержания абонентов, барьером для ценовой и любой другой конкуренции. От позиции государства зависит и появление переносимости номеров, и конкретная реализация этой возможности.

Нельзя не отметить, что пресловутый «мировой опыт» демонстрирует крайнее разнообразие результатов внедрения переносимости номеров в разных странах. Например, в Турции запуск MNP  спровоцировал полномасштабную ценовую войну и радикальный передел рынка. В первый же день внедрения услуги 50 тысяч абонентов подали заявки на перенос номера, а всего за первые пару лет свои номера перенесло свыше 60% абонентов. Для сравнения в Великобритании за первые 5 лет этой возможностью воспользовалось всего лишь 5,5% абонентов. В Евросоюзе наибольший успех переносимость имела в  Финляндии и Дании (около 20%). В Болгарии после принятия закона об MNP в 2008 году всего лишь 1% абонентов сменил оператора связи, а в Чехии этот показатель составил ничтожные 0,1% (по состоянию на 2012 год).

В попытках объяснить такой разброс обычно указывают на процедурные различия в разных странах. Действительно, даже внутри вроде бы достаточно однородного в регуляторном плане Евросоюза имеет место впечатляющий разброс ключевых характеристик переносимости номеров. Стоимость услуги варьируется от «бесплатно» до 25 Евро, сама процедура занимает от пары часов до невообразимых 10-28 дней (привет, прибалтийские тигры!). Кажется самоочевидным, что чем ниже процедурные и ценовые барьеры, чем проще, удобнее и доступнее услуга, тем чаще ею пользуются. Однако жизнь не подтверждает и это предположение.

В соседней Беларуси услуга переносимости номера реализуется едва ли не наиболее комфортным для абонента образом: бесплатно, в течении нескольких часов и с одним-единственным личным обращением в отдел обслуживания. Тем не менее, начиная с февраля 2012-го года, когда она стала доступна, ею воспользовалось менее одного процента абонентов.  Вроде и просто, и бесплатно, а «не пошла». В Российской Федерации при заметно худших условиях её популярность оказалась на том же уровне. По состоянию на 24 декабря 2014 года было подано 1 300 992 заявки на смену оператора, из них успешно были выполнены 888 912 абонента, что составляет 0,54% от числа активных SIM-карт на конец III квартала 2014 года. При этом стоимость услуги составляет 100 рублей, максимальное время для перенесения номера составляет 8 дней для физических лиц и 29-ть для юридических.

Стоит отметить, что белорусский опыт опровергает сразу все популярные в среде энтузиастов идеи в связи с регулированием интерконнекта, переносимости номеров и внедрения 3G. Показательной является печальная история белорусского life:), близкого родственника life:) украинского. Чтобы не пересказывать недавно изложенные мною подробности, сформулирую самую суть этой истории: работая в исключительно благоприятной регуляторной среде, о которой их украинские коллеги могут только мечтать, менеджмент белорусского life:) смог достичь намного меньших результатов. Значит дело не в «регуляторке» либо не только в ней. А чём же?

Фактор №1 — время, точнее этап развития рынка. К сожалению, MNP в Украине появится слишком поздно, с задержкой примерно на пять-семь лет. Эта услуга была востребована на этапе активного роста и рынка и появления новых игроков в лице life:) и Билайн. Сейчас отсутствует ключевой фактор интереса к ней — заметная разница в стоимости и качестве услуг. Показатели ARPU (среднемесячные расходы абонента) у всёх трёх ведущих операторов выровнялись на уровне 36-40 грн. Мало того, показатель APPM (цена одной минуты) у life:) по факту даже выше чем у конкурентов. Что касается качества услуг, то вопреки популярным мифам оно и так весьма достойно. Стоит заметить, что адекватной статистикой качества услуг в операторских сетях по факту располагают только производители оборудования в лице Ericsson, Huawei и других. В силу очевидных причин они аккумулируют исчерпывающую информацию о работе сетей мобильной связи по всему миру. Мотива выделять именно Украину в своих рейтингах у них нет. При этом в один голос они подтверждают высокое качество сетей украинских операторов.

Фактор №2 — деньги. Идея о том, что в результате появления переносимости номеров в Украине обострится конкуренция между операторами игнорирует очевидный факт — она и так крайне велика. В результате катастрофической девальвации Украина стала страной с наименьшими расходами на услуги мобильной связи в мире. В конце прошлого года это сомнительное достижение принадлежало Эфиопии, где ARPU составляет 2,4 USD. В первом квартале 2015 года на пальму «первенства» залезла Украина, где этот показатель составил примерно полтора доллара. Украинский рынок уже давно на дне и обострять конкуренцию некуда, некому и, в общем-то, незачем. Строительство 3G-сетей требует дополнительных и немалых инвестиций.

Таким образом не стоит ожидать заметного эффекта от MNP в потребительском сегменте. Другое дело это сегмент корпоративных подключений, там традиционно имела место своя ситуация. В частности, для «корпоративщиков» намного сильнее зависимость от привычных всем номеров, выше связанные с отказом от них риски. Традиционно операторы выжимали из этой зависимости максимуму возможного, действительно злоупотребляя своей властью. Её проявлением была обычная для Украины практика, когда бизнес-тарифы были заметно менее привлекательными, нежели предложение для физических лиц. Впрочем, то же самое имело и продолжает иметь место в случае предоплаченной и контрактной формы подключения. Вопреки своей риторике самые интересные предложения украинские операторы делают тем, кто не хочет иметь с ними официальных отношений.

Года три назад именно в корпоративном сегменте операторы ожидали резкого ужесточения конкуренции в случае появления переносимости номеров. Однако за последние годы ситуация очень сильно изменилась и в этом сегменте. Во-первых, тотальная экономия в условиях кризиса вынудила бизнес придирчиво пересмотреть свои расходы на связь. Чтобы удержать клиентов операторы были вынуждены сделать им выгодные предложения. Так что и здесь едва ли остались предпосылки для «великого передела».

К сожалению, несвоевременность всех без исключения шагов остаётся одной из наиболее заметных черт государственного  регулирования телекоммуникаций в нашей стране. Переносимость номеров была нужна как воздух много лет назад, на этапе его бурного роста. Сейчас её значение и потенциальное влияние резко уменьшилось. Ожидания грандиозных потрясений не имеют под собой оснований. Аналогичная ситуация, к слову, сложилась вокруг проблемы расчётных такс за обслуживание голосовых вызовов, т.е. интерконнект. Чиновники обещают, что в результате снижения этих ставок произойдёт «выравнивание» существующего разрыва между внутри- и межсетевыми звонками. Сейчас, при ставке в 36 коп/мин операторы берут за звонки на чужие сети и гривну, и полторы. Какие есть основания ожидать, что тарифы на межсетевые звонки уменьшатся до 7-10 копеек за минуту? Буквально на днях Киевстар объявил о повышении в некоторых тарифах стоимости звонков на номера фиксированных сетей до 1,75 грн./мин. А ведь уже с 1 октября ставка интерконнекта для таких вызовов уменьшится до 25 коп./мин., т.е. будет иметь место почти семикратная (!!!) разница между условной себестоимостью и конечным тарифом.

Как бы там ни было, MNP должна быть доступна для украинцев. По сути это едва ли не единственная действенная защита от совсем уже неадекватного произвола операторских компаний. Но не более того.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: