Статьи
Логические ошибки. Аргументы, которые не доказывают абсолютно ничего
413

Логические ошибки. Аргументы, которые не доказывают абсолютно ничего

Логические ошибки. Аргументы, которые не доказывают абсолютно ничего

Презрение к гуманитарным наукам — пожалуй, самое темное пятно советской образовательной системы. Хотя рассуждения на тему того, что «науки делятся на физику и коллекционирование марок», появились безотносительно к советским временам, только в СССР они стали общепризнанной аксиомой; аксиомой, с которой по умолчанию соглашаются и сами «коллекционеры». Мол, химия и физика — это «серьезно», а история, политология, социология и, уж конечно, философия — это «болтология», «разговорный жанр».

А ведь речь идет об очень серьезном деле. Во всем цивилизованном мире гуманитарные дисциплины, помимо всего прочего, воспитывают в людях критическое, логическое, научное мышление. Это, так сказать, их профиль, и если людей, ответственных за это, считают болтунами, то это беда. Точнее, это половина беды. Ибо проблема советского образования была не только в этом. А еще и в том, что абсолютное большинство советских и постсоветских гуманитариев действительно являются профессиональными болтунами. Причем вовсе не потому, что они плохо учились, нет. Наоборот — их именно этому и учили.

Большевики строили тоталитарный режим. А главнейшее условие, без которого тоталитаризм построить невозможно, заключается в контроле над общественным сознанием. Соответственно, и в так называемых гуманитарных дисциплинах: истории, философии, политологии и т. д. — мог быть только один, единственно верный, «одобренный партией» взгляд. Уже одно это неизбежно убивало все научное, поскольку научная деятельность попросту невозможна вне мыслительной свободы. В СССР же критическое начало вырубалось на корню. Шаг влево или вправо от намеченного идеологического фарватера в 20–40-е годы реально грозил расстрелом. Немногим позже карать стали чуть мягче, но суть осталась прежней.

Но какой научный работник, подлинный ученый вырастет, если результаты его исследований уже заранее прописаны и он обязан с ними некритично согласиться? В таких условиях воспитываются в лучшем случае эдакие недосхоласты, квази-теологи, которых можно назвать советским же термином «служители культа». А потому нет ничего удивительного в том, что в пределах железного занавеса (это касается как СССР, так вообще всех бывших соцстран) гуманитарные факультеты превратились в антинаучные семинарии, где готовили социалистическое жречество. Будучи не в состоянии воспитать полноценных ученых, изувеченное гуманитарное образование породило полчища жрецов. Жрецов, которых люди, за редким исключением, справедливо почитали «артистами разговорного жанра» и специалистами по болтологии.

Подобное положение вещей, казалось, для советской системы было выгодно. Академическую почву для развития альтернативных точек зрения выжгли на корню, а обществу успешно привили мысль, что гуманитарии вообще суть «болтуны». Однако на деле подобные методы сработали по той же схеме, по какой гильотина помогает от перхоти. Низведя гуманитарное образование до уровня марксистско-ленинской квази-притчи, большевики тем самым сделали невозможными и воспитание высокопрофессиональных управленцев, и появление адекватного экспертного сообщества. Уровень советской «элиты», изначально бывший весьма невысоким, продолжал стремительно снижаться.

В итоге, с наступлением кризиса руководство СССР было не в состоянии ни увидеть реальных его причин, ни провести радикальные реформы, которые могли бы отсрочить конец системы (как это было сделано, например, в Китае). Как результат, «классический Совок» слинял в три дня, а те люди, которые должны были его хранить и развивать, предпочли просто распилить между собой оставшиеся от него активы (низкое качество элиты — это лишь одна из причин крушения СССР, но причина очень немаловажная).

Однако, к превеликому сожалению, сказка на этом не закончилась. Страны постсоветского пространства унаследовали совковую систему образования, которая кардинальных изменений до сих пор не претерпела. Особенно это заметно в гуманитарной сфере. И тут сразу надо оговориться: тот факт, что учебные заведения, которые раньше воспитывали служителей культа Ленина – Сталина, начали воспитывать служителей какого-то иного культа (эзотериков, например), качественным изменением, конечно, считаться не может. Та ниша, которая должна была быть занята профессиональными философами, историками, социологами, этнографами и религиоведами, по-прежнему остается засоренной конспирологами и просто малограмотными кустарями.

Казалось бы, трудно спутать ученого и обычного болтуна. Да, трудно. Если вы живете в адекватном европейском либо американском обществе. Но если вы выросли в СССР и/или на его руинах, то для вас вполне естественно не различать гуманитарные науки и «болтологию». Поэтому нравится это кому-то или нет, но важнейшим условием подлинной, а не только символической, декоммунизации и модернизации является создание качественно нового, современного гуманитарного образования. Впрочем, это уже лирическое отступление. Вернемся к делу.

Философия и логика

От неукоснительного следования «линии партии», в принципе, так или иначе пострадали все науки — не только гуманитарные, но даже естественнонаучные. Точно так же, как 300 лет назад гелиоцентрическая теория Коперника и Галилея считалась неприемлемой только исходя из существовавших религиозных догм, в СССР многие научные взыскания отвергались лишь потому, что противоречили коммунистической идеологии. Биология, например, безосновательно лишилась генетики. А психология специальным указом ЦК ВКП(б) (!) «потеряла» тестологию, «полностью противоречащую марксизму», и была превращена, как метко выразился английский психолог Ганс Айзенк, «в слаборазвитую физиологию без собственных принципов и методов».

Но наиболее сильно пострадала вследствие идеологизированности общества, вне всякого сомнения, наука о мысли, философия. Не желая учить будущих винтиков системы — не только философов, но и ученых как таковых, — реальному, подлинному познанию (а уж тем более, если подлинное познание закономерно противоречило умозрительной марксистско-ленинской теории — как в случае Поппера против Маркса и Фрейда, к примеру), советская образовательная система превратила «мать всех наук» в компиляцию имен и смутное описание идей; в банальный список «кто что открыл» — то есть в историю философии. Которая к философии имеет отношение примерно как история космической гонки — к запуску спутников. Более того, некоторые философские течения — то же попперианство — и вовсе отбрасывались как «вредные для изучения».

В результате, большая часть населения некогда советского и ныне постсоветского пространств воспринимали и продолжают воспринимать философию, как нечто абсолютно бесполезное, не приносящее совершенно никакой пользы. Любой человек, имеющий бытовое представление о философии, который берется рассуждать о «смысле жизни», начинает с неприкрытой гордостью именовать себя «философом». А окружающие его люди, сами не изучавшие науку о мысли как положено, с удовольствием «диванному мыслителю» поддакивают, тем самым принимая непосредственное участие в низведении философии до науки ни о чем.

Однако абстрактные и умозрительные вопросы бытия — это лишь малая часть философии, на сегодняшний день еще и критикуемая самими философами за умозрительность (а также не верифицируемость и не фальсифицируемость). Основная философия занимается иными проблемами — тем кругом вопросов, которые выходят за рамки ответственности других наук: вопросами теории и методологиями. Именно философия «решает», как правильно работать с информацией, что такое физика, химия, биология и как эти науки взаимодействуют. По сути, основная задача этой науки — выработка и неустанное совершенствование т.н. научного метода, который позволяет получать достоверное, истинное знание и отличать его от всякой лженаучной фигни. Именно поэтому на Западе философия — это такая же обязательная к изучению частная область человеческого знания, без которой ученым не обойтись, как математика. Неожиданно, не правда ли?

Одной из важнейших областей философского знания является логика. Логика — это отнюдь не набор умозрительных абстракций, не применимых на практике, как считают многие. Логика — это, в первую очередь, умение думать последовательно и непротиворечиво. Она требуется во многих жизненных ситуациях, начиная с решения сложных технических и бизнес-задач и заканчивая убеждением собеседников и совершением покупок в магазине. Но, несмотря на высокую потребность в этом умении, мы часто относимся к нему пренебрежительно (следствие советского и постсоветского воспитания).

Большинство людей самоуверенно полагает, что правильно мыслить можно на основе жизненного опыта, не пользуясь логическими законами и приемами. Конечно, для совершения примитивных операций и несложных выводов может подойти и так называемый здравый смысл. Однако если нужно объяснить что-то более сложное, получить истинное знание о предмете размышления, определить, как прийти к выводу из имеющихся предпосылок, не говоря уже о том, чтобы глубже разобраться в нюансах изучаемого явления, то здравый смысл скорее навредит, чем разрешит проблему, и может привести к заблуждениям.

Фактически, плохо знающие философию люди то и дело совершают логические ошибки — ошибки неправильного, не построенного на логических законах мышления. Они очень похожи на уже известные нам когнитивные искажения, однако, в отличие от оных, «мыслительные ловушки» не являются естественными ограничениями человеческого разума. Логические ошибки — это не более чем дыры в полученном образовании, банальный недостаток знаний. Логика вполне себе изучается, а потому ее можно (и нужно) выучить и использовать, и это главное.

Итак, представляю вашему вниманию наиболее распространенные логические ошибки, которые часто встречаются в дискуссиях. А также краткое, но емкое саммари по каждой из них.

Логическая ошибка #1: требование уважать мнение

«Друг друга нужно уважать», — избитая фраза, которую все мы слышим с самого детства. Она подразумевает, что если вы хотите, чтобы уважали вас, то для начала сами уважайте других людей. Это довольно грамотный, этичный, разумный, я бы сказал даже, весьма рациональный способ построить нормальное общество, в котором можно существовать, сосуществовать, выстраивать отношения с другими людьми и обмениваться идеями и мыслями. Если бы люди перестали друг друга уважать и воспринимать, как равных, то человеческая цивилизация попросту канула бы в лету.

Однако очень и очень часто понятие уважения, толерантности воспринимается искаженно, неправильно. Так, многие люди считают, что их мнение вы обязаны воспринимать как равное своему. Скажем, если у вас есть мнение, что «2+2=4», а ваш собеседник на полном серьезе утверждает, что «2+2=1», то мнение вашего собеседника должно быть настолько же правильным, насколько и ваше, потому что люди должны друг друга уважать — и поэтому все мнения в какой-то степени якобы равны.

Но, на самом деле, это — логическая ошибка. Данный аргумент неверен по одной простой причине: хотя люди действительно равны между собой, однако то, что люди говорят, — это совершенно другое. С точки зрения логики, аргументы людей с одной стороны и сами люди с другой — это разные вещи. А, значит, то, что люди высказывают, может быть как правдиво, так и ложно.

В сущности, здесь нужно четко понять следующее: когда, к примеру, ваш покорный слуга берется спорить с вашим мнением, то я ни в коем случае не атакую вас лично (по крайней мере, если это не атака личности, о которой мы еще поговорим). Я атакую ваше конкретное мнение и только его. При этом вы все еще можете оставаться умным человеком, ведь, как известно, умные люди иногда говорят глупые вещи, а глупые люди, как ни странно, — умные вещи. А потому давайте разбираться с конкретным мнением, а не с вами и не со мной.

Как правило, когда человек требует уважать его мнение, — это самый последний довод, который он может привести. Когда вы совершенно уничтожили чей-то аргумент, когда вы доказали человеку, что он не может быть прав, ваш собеседник в сердцах заявляет: «Да, но вы должны уважать мое мнение! Поэтому я остаюсь при нем, а вы — имейте его ввиду, потому что это одно из мнений, которые есть». К несчастью для этого человека, если мнение доказано как ложное, то оно таковым быть не перестанет вне зависимости от того, уважаете ли вы его или нет, вот и все.

«Я слишком уважаю вас, чтобы уважать ваше ужасное мнение» — ироничная английская поговорка в данном случае как нельзя уместна. Она показывает, что важна суть сказанного, а не то, кто это сказал. Важно то, что мы, уважая друг друга, садимся обсуждать какой-то вопрос. При этом я совершенно не обязан уважать ваше мнение. Если сказанное вами ложно, то, уважая вас, я обязан вам на это указать. Мое уважение к вам как раз требует, чтобы я не уважал вашего мнения. Что и разбивает аргумент об уважении мнения в пух и прах.

Саммари: уважение мнения, а не человека, не имеет ничего общего с логическим мышлением. Уважать мнение можно только в одном случае: если оно было доказано как правильное. Поэтому уважайте людей, но не уважайте их мнения. Иначе это заблуждение заведет любые ваши дискуссии в тупик.

Логическая ошибка #2: ложная дихотомия

Весьма популярной логической ошибкой является ложная дихотомия, которую также называют «ошибкой или-или» и «ошибкой черно-белого».

Для начала, попробуем слову «дихотомия» дать понятное определение. Итак, дихотомия — это логический термин, означающий процесс выдвижения определенных категорий, из которых мы потом что-то выбираем. Своими остроумными дихотомиями известен, в частности, Шерлок Холмс, который сначала выстраивал возможные события, затем постепенно исключал невозможные варианты и в конце концов приходил к одному-единственному выводу, который, с его точки зрения, должен был быть правильным.

Ложной же дихотомия становится тогда, когда человек, выдвигая какие-то варианты, — неважно, сознательно, подсознательно или по ошибке, — создает категории, которые не факт, что единственно в принципе существующие. И хотя люди, использующие ложную дихотомию, обычно уже имеют представление о логике и дедукции, к сожалению, они знают эти две области человеческого знания явно недостаточно хорошо.

Так что же происходит в случае ложной дихотомии? Существует два подхода в ее использовании. Первый связан с т.н. законом исключенного третьего, известным также как «закон А или не А» (один из основополагающих принципов классической математики, к слову). Он гласит, что из двух высказываний — «А» или «не А» — одно обязательно является истинным. Два суждения, одно из которых формулирует отрицание другого, не могут быть одновременно ложными. Говоря простым языком, все, что существует в нашем мире, можно подразделить на две категории: категорию «А» и категорию всего, что не является «А».

Под «А» мы можем подразумевать все, что угодно. «А» может быть синим цветом. Следовательно, все, что существует в нашей Вселенной, будет подразделяться на синий цвет и все то, что не является синим цветом. Или же под «А» мы можем подразумевать симфонию Бетховена — тогда все во всей Вселенной можно разделить на то, что является симфонией Бетховена, и все то, что не является симфонией Бетховена. Это — правильная дихотомия, поскольку вы действительно не можете создать ничего, что выходило бы за рамки этих двух категорий.

В случае ложной дихотомии вместо того, чтобы говорить «А или не А», человек пытается разделить все на категории «А» и «Б», заменяя «не А» на «Б». Несколько лет назад среди пользователей социальных сетей была популярна такая риторическая цепочка: «Все люди, которые живут в этом мире, — это либо преступники, либо невинные. Но раз невинных людей не существует, значит, все люди преступники!». Если мы согласимся с ложной дихотомией «А» или «Б», то аргументы вроде как даже правильные. Однако если рассуждать логически, то в утверждении «все люди в этом мире либо преступники, либо невинные» легко обнаруживается ошибка. Правильная дихотомия звучала бы так: «Все люди в этом мире либо преступники, либо не преступники». В таком случае становится очевидно, что существует огромная разница между невинными людьми и теми, которые просто не являются преступниками. Риторическое доказательство того, что все люди — преступники, рассыпалось буквально на глазах.

Другой подход в использовании ложной дихотомии — это требование вариантов. Скажем, ваш собеседник берется утверждать, что все, что существует во Вселенной, с его точки зрения можно подразделить на три категории: на то, что находится впереди него, позади и внутри него… но действительно ли это является правильной дихотомией? Если ваш собеседник плохо знаком с логикой, то он вам возразит: «С моей точки зрения, эта дихотомия правильная. Но если это не так, то докажите мне обратное. Представьте мне какой-то класс, который не впереди меня, не сзади и не внутри меня».

Как только вы слышите подобное, можете сразу заявить, что аргумент пошел по ошибке ложной дихотомии. Рациональный человек никогда бы не стал требовать от вас что-либо доказать. Если я предоставляю вам три категории, то это моя и только моя задача обосновать, что в реальности не существует еще одного класса. С точки зрения логики, я не могу требовать от собеседника доказать мне что-либо или в противном случае заявить, что этого нет в природе. Не вы, а я, взявшийся что-то утверждать, должен доказать свою правоту (кстати сказать, в случае этих трех категорий еще одним классом может быть что-то, что не существует вовсе).

Но все это абстрактные примеры. А потому давайте перейдем к крайне практичному, реальному и интересному примеру из… физики, а именно — к знаменитому классическому опыту Юнга. Если вкратце, в этом эксперименте через две щели в медной пластинке пропускают пучки фотонов на светочувствительный экран. При этом, исходя из полученных результатов, может выясниться, что иногда фотоны ведут себя как волны, а иногда — как частицы. «Причем здесь ложная дихотомия?», — спросите вы. Как правило, она проявляется при анализе этого и других подобных физических экспериментов. Ошибка кроется в стиле рассуждения.

Как известно, и у классических волн, и у классических частиц имеются определенные критерии. Скажем, волна может прийти наполовину. Следовательно, если речь идет о волне, то на экране мы получим небольшую рябь. Но если мы отсылаем фотоны и получаем целые, конкретные точки, значит, фотоны повели себя как частицы (получить половину фотона-частицы попросту невозможно).

Таким образом, критерии классических частиц и волн у нас есть, давайте рассуждать. Сперва будем рассуждать правильно, логически. Допустим, на экране мы получили целые точки:

iig-a-1Что соответствует этому результату? Частицы. Значит, перед нами частицы, значит, фотоны повели себя как частицы. С точки зрения логики, мы это доказали (пускай и несколько условно).

А теперь будем рассуждать неправильно, нелогично — от обратного. Допустим, что в этот раз на экране мы получили линии, рябь:

iig-a-2«Если бы фотоны повели себя как частицы, мы бы получили точки. Значит, исходя из полученных результатов, фотоны не повели себя как частицы. Значит, они повели себя как волны!», — радостно воскликнул бы плохо знакомый с логикой ученый. Увы, нет, ведь он выстроил ложную дихотомию. Доказал ли кто-либо когда-нибудь, что все в нашем мире может существовать либо как частица, либо как волна (и больше никак)? Отнюдь! Когда мы говорим, что классические волны не могут приходить целиком, а на экране получаем точки, значит, перед нами не классическая волна — это максимум, что я могу сказать. На основании этого я не могу утверждать, что это частица.

Аналогичная ситуация и с частицами: бывают результаты, соответствующие классическим частицам. А иногда таких результатов нет. Но это еще не означает, что фотоны повели себя как волны.

Но тогда что это? Давайте поразмыслим: скорей всего, мы получили просто не классическую волну (или не классическую частицу). Возможно, это квантовая волна или квантовая частица, которые ведут себя совершенно по-другому и поэтому выдвинутые нами критерии классических волн и частиц к ним неприменимы. Таким образом, мы нашли третий вариант. Разрешили ли мы при этом ложную дихотомию? Не факт. Но мы пошли по пути правильной дихотомии, которая всегда позволит вам самостоятельно найти еще одну категорию, а не требовать найти ее от других или в противном случае считать, что ее не существует.

По большей части ложная дихотомия встречается в поляризованных вещах. Так, люди часто метаются между категориями «детей нужно либо бить, либо все им позволять», «можно либо быть ультрасоциальным человеком, либо совершенно игнорировать всех окружающих людей». К сожалению, все это — необоснованные, ложные дихотомии. Стоит запомнить, что как только вы слышите, что существуют только определенные варианты и в принципе никак иначе, то, скорей всего, перед вами — логическая ошибка. От которой, если вы желаете прийти к правильному, истинному результату, толку нет абсолютно никакого.

Саммари: ложная дихотомия — это аргумент, в котором человек выстраивает возможные категории и начинает постепенно их исключать, не доказав при этом, что других категорий не существует. Кроме этого, ложная дихотомия возникает также тогда, когда человек пытается переложить ответственность за доказательства дихотомии на своего собеседника.

Логическая ошибка #3: черный лебедь против настоящего шотландца

«Черный лебедь против настоящего шотландца» — это, по сути, два логических аргумента, только один из них правильный, а другой — ложный. Правильный аргумент — это аргумент черного лебедя. С него мы и начнем, а потом посмотрим, как можно исказить этот аргумент до такой степени, чтобы он превратился в логическую ошибку.

Аргумент черного лебедя условно начинается тогда, когда кто-то заявляет вам, что все лебеди — белые. Однако так получилось, что вчера в парке вы видели как раз черного лебедя. Вы берете своего собеседника, ведете его в парк и показываете ему ровно одного черного лебедя. Как результат, вы доказали своему товарищу, что не все лебеди — белые. Теперь он может утверждать, что «большинство лебедей белые», но после того, как он увидел в природе одного черного лебедя, говорить о том, что все лебеди — белые, ваш собеседник уже не сможет.

Очевидно? Верно, но давайте объясним это при помощи логических конструкций. Как известно, в логике существуют классы, и одним из таких классов является класс «всех белых существ»:

iig-a-3

Где-то в нем находится класс лебедей, которые на данный момент нами считаются поголовно белыми.

iig-a-4

Но вдруг мы находим одного черного лебедя, который по понятным причинам не может входить в класс белых существ. Соответственно, он находится за его пределами.

iig-a-5

И теперь, как бы мы не пытались выстроить класс лебедей, мы всегда будем выходить за пределы класса белых существ. Другими словами, отныне не можем создать класс лебедей таким образом, чтобы он находился целиком внутри класса белых существ.

iig-a-6

Это означает, что мы логически обосновали, что не все лебеди белые. Всего лишь один черный лебедь способен доказать, что утверждение «все лебеди — белые», не может быть правдой. Наверняка такая логика кажется вам очевидной (несмотря на то, что очевидность сама по себе не может являться частью логики, я соглашусь, что в данном случае все очевидно). Но не всегда все так просто.

Теперь посмотрим на аргумент настоящего шотландца. Для затравки, небольшой экскурс в историю. В Шотландии есть такое традиционное блюдо, как хаггис. Хаггис готовится из желудков овец, очищенных от всего того, что обычно находится во внутренностях, и заправленных мелко порубленными овечьими потрохами вперемешку с овощами. Затем вся эта масса запекается. Готовое блюдо и называется хаггисом.

Хаггис, к слову, официально запрещено импортировать в США. FDA — организация, которая контролирует еду в Штатах, — запретила ввозить в страну это блюдо, поскольку неизвестно, что в нем может содержаться. А потому многие шотландцы пытаются нелегально провезти хаггис в США через границу Канады.

Но вернемся к аргументу настоящего шотландца. Допустим, ваш собеседник утверждает: «Все шотландцы любят хаггис». Однако вчера вы познакомились с шотландцем, который — какое совпадение! — не любит хаггис. Об этом несоответствии вы сообщаете своему товарищу. Но, как ни странно, в этот раз ваш собеседник с вами не соглашается: «Да, но вот каждый настоящий шотландец хаггис попросту обожает!». Это и есть аргумент настоящего шотландца.

Что здесь пошло не так? По сути, ваш собеседник переопределил класс шотландца после того, как узнал что-то о человеке. Таким образом, с точки зрения логики, этот класс стал никому не нужным, превратившись в бессмысленное определение, которое просто подходит под конкретный аргумент.

То же самое можно сказать про жителя любой страны: «Украинцы любят Порошенко!». И хотя вы можете знать одного рационального украинца (либо же сами им являться), который не особо чествует нынешнего президента, вам все равно возразят тем, что настоящие украинцы Порошенко как раз таки любят. Но это — абсурдный аргумент. Это аргумент, который видоизменяется, дабы избежать контраргументов; который может использоваться для доказательства чего-угодно; который в принципе не может быть доказан как неверный. Значит, исходя из принципа фальсифицируемости, этот аргумент попросту не логичный. Возможно, теперь это звучит несколько контринтуитивно. Но, увы, интуиция — не помощник в вопросах логики.

Саммари: если ваш аргумент валидный, правильный, значит, должно существовать что-то, что в принципе может его опровергнуть. Скажем, вы утверждаете, что у всех лебедей есть перья. Да, в действительности у всех лебедей есть перья (лебедей без перьев объективно не существует), а потому ваше заключение — правильное, истинное. Но, в принципе, все могло быть иначе: теоретически, кто-то может показать вам лебедя без перьев, и тогда вы скажете: «Ладно, я был не прав».

Аргумент же настоящего шотландца построен таким образом, что вы никак не можете предоставить контраргумента. Что бы вы не сказали, ваш собеседник воскликнет: «Да, но вот настоящий шотландец!..», — и будет продолжать считать по-своему. Именно поэтому, если контраргумента в принципе существовать не может, значит, перед вами логическая ошибка, значит, таким образом ничего доказать нельзя.   

Логические ошибки #4 и #5: аргумент от незнания и аргумент от невообразимости

Не удивляйтесь тому, что этот пункт статьи вмещает в себя сразу две логические ошибки. Дело в том, что они представляют собой практически две противоположности, при этом в обоих ипостасях являясь крайне распространенными мыслительными ловушками.

Начнем с аргумента от незнания. Звучит он следующим образом: если человек что-то не знает, то свое незнание он пытается использовать как доказательство чего-то еще. Самый «шикарный» пример этого аргумента — это когда «диванные философы» пытаются доказать существование Бога. Обычно это выглядит так: «Я не знаю, с чего началась Вселенная… значит, ее создал Бог!». К сожалению, подобные рассуждения противоречат логике. Если вы не знаете, как возникла Вселенная, то это доказывает лишь то, что вы не знаете, как возникла Вселенная. Это не означает, что ее кто-то создал.

Если вы используете свое незнание как доказательство, значит, вы противоречите сами себе. Вы говорите, что чего-то не знаете, но воспринимаете свое незнание как что-то, что вы знаете. Получается полный абсурд. Таким образом можно «доказать» абсолютно все: «Я не знаю, как варится суп, поэтому это — магия!», «Я не знаю, как летают самолеты, поэтому они летают при помощи высших сил!». Звучит как минимум нелепо, согласитесь. А поскольку таким образом можно доказать все, что угодно, значит, эти абсурдные заявления, как бы парадоксально это не звучало, не доказывают абсолютно ничего (принцип фальсифицируемости, опять же).

Обратной стороной аргумента от незнания является аргумент от невообразимости. Также представим его в виде часто встречающегося примера: «Я не могу себе представить, как люди могут влиять на климат всей планеты. Значит, глобального потепления не существует!». Почему данный аргумент ошибочен? Потому что в конечном счете получается, что ваш собеседник ожидает, чтобы вся природа, вся Вселенная подчинялась его воображению.

Однако человеческое воображение — не всемогущее. Если исходить из теории эволюции, то человеческий мозг, разум развивался и эволюционировал для того, чтобы мы могли выживать в дебрях Африки; чтобы при помощи интуиции мы могли определить, что если что-то движется в траве, то, возможно, это — змея, а если что-то движется в траве и оно крупное, то, возможно, это — какое-то хищное животное. Вот для чего предназначена наша интуиция и не более того. Увы, она совершенно не приспособлена подсказывать нам какие-то вопросы по климатологии, по квантовой физике и так далее.

Кстати, о физике. Иногда аргумент от невообразимости можно услышать при обсуждении даже физических явлений: «Я не могу себе представить, как гравитация может быть настолько сильной, что даже свет не может из нее вырваться. А как я могу верить в то, что я не могу себе представить? Значит, черных дыр не существует!». Но это ложный аргумент, такой же, что и в случае климатологии.

Впрочем, отмечу, что и аргумент от невообразимости, и аргумент от незнания часто даже не пытаются выглядеть как логический аргумент (в отличие, например, от ложной дихотомии), маскируясь, как правило, под риторическое высказывание или вопрос. Скажем, аргумент от невообразимости может звучать так: «И каким же образом люди могут повлиять на климат Земли!?». Разумеется, что перечислить одним махом все факторы практически нереально — тем более, что споры о том, каков вклад человечества в происходящие климатические изменения, продолжаются до сих пор. Следовательно, ваш собеседник не ждет ответа на вопрос. Он ждет, что ответа не будет.

Однако означает ли моя неспособность ответить, каким образом люди влияют на климат Земли, то, что глобального потепления нет? Отнюдь: ученые раз за разом, снова и снова выстраивают различные модели, которые показывают, что глобальное потепление реально имеет место. Более того, сейчас вопрос в науке стоит не в том, есть ли глобальное потепление или нет. Ученые ведут споры и пытаются понять, можем ли мы как-то на него повлиять или уже поздно, поскольку точка невозврата уже пройдена и остановить глобальное потепление на данный момент невозможно. А потому ученым остается лишь «гадать», способны ли мы повлиять на то, что вообще будет происходить дальше, или нет.

Саммари: незнание чего-либо, а также невозможность что-либо представить не доказывают абсолютно ничего, кроме как то, что вы чего-то не знаете либо не можете себе представить. Это глупые логические ошибки, которые, тем не менее, способны завести любую дискуссию в тупик.

Логические ошибки #6 и #7: аргумент от авторитета и атака личности

Аргумент от авторитета и атака личности также представляют собой две обратные друг другу логические ошибки. Начнем с аргумента от авторитета, который звучит так: человек пытается поставить какую-то авторитетную личность во главе всего и потом с важным видом сообщает: «А вы знаете, что по этому вопросу такой-то человек сказал следующее?..».

В первую очередь здесь нужно отметить то, что иногда приведенный «авторитет» вообще не является авторитетом в конкретной обсуждаемой области. Например, вам могут заявить: «А вы знаете, что Федор Достоевский сказал вот это?..» — и «это» затем пытаются использовать в вопросах, допустим, современной политики. В таком случае следует прежде всего задаться вопросом: «А что Федор Достоевский вообще знал о современной политике?». Разумеется, ничего, следовательно, в этой области Федор Достоевский даже не является авторитетом. Да, он был умным человеком и хорошим писателем, с этим не поспоришь. Но это не делает его знатоком современной политики. Так что некоторые в аргументе от авторитета используют даже не тот авторитет, который, в общем-то, нужно. Но бывает и другое.

«А вы знаете, что главврач страны заявил вот это?..»; «Но ведь сам Николя Тесла считал так!..»; «Но вы же знаете, что Эйнштейн был против квантовой физики?..» — в быту мы часто наталкиваемся на такого рода «аргументы». К счастью, дальше обыденных, бытовых дискуссий они обычно не заходят, поскольку, скажем, сами физики, хорошо знающие и методологию науки, и саму физику, не станут утверждать, что квантовая физика — ложная, «потому что так сказал Эйнштейн». Начнем с того, что Эйнштейн говорил о совершенно другой теории. А закончим тем, что, несмотря на бесспорную авторитетность Эйнштейна в вопросах физики (более того, именно он создал такую сферу, как квантовая физика, которая впоследствии ему же и не понравилась), то, что он говорил о ней, иногда было правильным, а иногда впоследствии оказывалось ложным.

Именно поэтому мы всегда должны смотреть на сам аргумент и без разницы, кто его сказал. Сначала мы смотрим на термины, определяем, согласны мы с ними или нет, затем изучаем правильность аргумента. Если аргумент правильный и мы согласны с используемыми терминами, значит, решение этого аргумента в конце будет истинным, и без разницы, кто его высказал. Его может говорить дядя Петя из пятого подъезда, его может говорить… главный логик Вселенной — аргумент всегда должен стоять сам по себе и никак не видоизменяться, за кем бы он не был закреплен.

Атака личности — это обратная сторона аргумента от авторитета, также встречающаяся в быту очень и очень часто. Наверняка вам знаком такой термин, как «иностранные агенты». На территории что советского, что уже постсоветского пространств были и остаются распространенными случаи, когда определенную группу людей объявляют «иностранными агентами» и начинают считать, что все, что эта группа говорит, — априори ложно. Однако это логическая ошибка.

Возьмем, к примеру, «Гринпис», который в России время от времени обвиняют в «служении Госдепу». Да, этой организации действительно перечисляют деньги из США, Германии и других западных стран. Хорошо, но давайте смотреть не на личности, а на аргументы, которые они делают. Начинать нужно именно с этого, так как некоторые их аргументы, бесспорно, могут быть ложными, а некоторые — вполне объективными, обоснованными, правдивыми; на которые действительно стоит обратить внимание.

С точки зрения законов логики, аргументы всегда стоят сами по себе и совершенно не зависят от того, кто их говорит. Если бы этот текст был написан не мною, человеком, хорошо разбирающимся в методологии науки и в психологии в частности, а человеком, который вообще ничего не знает ни о психологии, ни о физике, ни о философии, ни о чем-либо еще, то этот текст был бы столь же хорошим или столь же плохим. Все, что здесь написано, должно восприниматься само по себе. На правдивость моих высказываний я никак не влияю и не могу повлиять.

Саммари: и аргумент от авторитета, и атака личности являются логическими ошибками, потому как пытаются связать валидность, правильность, истинность аргумента с тем, кто его высказал. На самом деле, эти вещи между собой никак не связаны. Аргумент может быть правильным или неправильным сам по себе. Не забывайте об этом во время дискуссий.

Логическая ошибка #8: заряженный вопрос

Обычный вопрос во время дискуссии, спора или аргументации не несет в себе никакой нагрузки. Как правило, люди спрашивают что-либо, чтобы лучше понять позицию оппонента или получить дополнительную информацию. В отличие от обычных вопросов, заряженный вопрос — его еще называют провокационным — это вопрос, в который ваш собеседник, словно патрон в ружье, «заряжает» какую-то нагрузку, провокацию, призванную кардинально изменить ход разговора.

Давайте сразу перейдем к формам заряженного вопроса, чтобы было понятней, что имеется ввиду под этим термином вообще.

Первая и самая популярная форма заряженного вопроса — это двойной вопрос, который первым делом находится в Google по запросу «loaded question». Скорей всего, вам попадется такой пример: «Перестали ли вы бить свою жену?». Легко заметить, этот вопрос словно несет в себе определенную нагрузку, заряд. Какой бы ответ вы не дали («да» или «нет»), вы все равно так или иначе признаетесь, что били свою жену.

Двойные вопросы всегда составлены так, что ответить на них правильно попросту невозможно (если исходить из того, что вы свою жену не бьете, конечно же). Вам не дают возможности сказать: «Нет, я не бью свою жену», потому что это не является ответом на вопрос, который был поставлен как бинарный — «бьете или уже не бьете?». Это такая себе ложная дихотомия с двумя возможными ответами, ни один из которых не выражает вашу позицию полностью.

Вторая форма заряженного вопроса — это вопрос вместо высказывания. Обычно он начинается на «Вы понимаете, что?..», но иногда может представлять собой ложную попытку уточнить, что человек говорит: «Извините, вы только что сказали, что?..» — и дальше идет пересказ якобы сказанного вами, хотя в действительности ничего подобного вы не утверждали.

В этом случае ваш ответ человек вообще не станет слушать, поскольку уже сам вопрос является высказыванием (да и вы предсказуемо ответите «нет»). Какой тогда смысл задавать такие «вопросы»? Смысловая нагрузка «вопросительных высказываний» заключается в том, что человек желает высказаться сам, но это высказывание формулирует в виде вопроса, дабы потом к нему не возникло никаких претензий («А я что? Я всего лишь задал вопрос!»).

Впрочем, стоит отметить, что иногда вполне обычный вопрос можно случайно принять за заряженный. Представим себе, что я — преподаватель, и вы задаете мне вопрос: «Каким образом писать «не» с глаголами?». Я спрашиваю в ответ: «Вы знаете, что такое глагол?». Это не заряженный вопрос, поскольку я не буду пытаться ваше возможное незнание выдать за ваш недостаток. Я всего лишь хочу понять вашу позицию. Этот вопрос нейтрален.

В отличие от заряженных вопросов, обычные вопросы меняют обсуждение только после ответа. Сам по себе такой вопрос обсуждение не поменяет, потому что он ничего в себе не содержит. Это просто вопрос, который говорит: «Вы знаете это или нет?». Какой ответ вы бы не дали — и да, и нет, — это в любом случае будет нормальным ответом. Я с ним соглашусь и так, и так.

Если же вас спрашивают: «Вы только что сказали, что?..», то здесь немного сложнее, потому что все зависит от того, как, с какой интонацией и в каком виде человек выразит свой вопрос. Если это действительно попытка понять сказанное вами, то вопрос будет максимально приближен к тому, что вы произнесли. Или, по крайней мере, в вопросе прозвучит что-то, что может являться ошибкой.

Не подумайте, будто бы я отрицаю, что ваш собеседник в принципе может не понимать, что вы имеете ввиду. Нет, такое в самом деле иногда случается, и тогда человек спрашивает: «Извините, вы только что сказали что?..» — и пытается пересказать услышанное. Возможно, он сделает это неправильно, в таком случае вы его поправите: «Нет, я сказал немножечко по-другому…». Так или иначе, это — вопрос нейтральный. Но он же может быть провокационным, заряженным.

Например, вы говорите своему собеседнику: «Я не поддерживаю аннексию Крыма». Однако в ответ на это у вас спрашивают: «А, вы только что сказали, что все россияне — умственно-отсталые!?», и пошло-поехало. Вот только ничего подобного вы не утверждали! В вашем высказывании не было ничего и близко к тому, что вам только что предъявили, и нет никакой возможности спутать одно с другим: когда вы говорите, что не поддерживаете аннексию, то это невозможно спутать с тем, что вы каким-то образом хаете россиян. Это две абсолютно разные вещи.

Тот факт, что такой вопрос задан, уже что-то означает — в нашем случае это означает то, что вас безосновательно обвинили в русофобии. Это и есть «заряд».

Показательный пример из жизни: однажды автор статьи стал свидетелем небольшого, но интересного интернет-диалога между двумя людьми. Один из них заявил, что было бы рационально, если бы все страны мира избавились от армии. Однако в ответ на это ему задают вопрос, который на первый взгляд звучит не провокационно, не заряжено: «Вы понимаете, что если вы добьетесь этого в отдельно взятой стране, то ее захватят?». Согласитесь, что вопрос звучит нормально и безобидно. Для какой-то другой позиции он не был бы заряженным. Одна единственная причина, по которой этот вопрос можно считать заряженным в данном случае, заключается в невозможности перефразировать оригинальное изречение таким образом.

Давайте поразмыслим: изначальная позиция была в том, что нужно отменять армии во всех странах. В ответ на это собеседник спрашивает, понимает ли человек, что если отменить армию в отдельно взятой стране, то ее захватят. В сущности, полностью этот вопрос звучал бы так: «Понимаете ли вы, что если в отдельно взятой стране во всех странах мира отменить армии, то ее захватят?». Погодите, так все-таки — в отдельно взятой или во всех вместе? Невозможно отменить армию в отдельно взятой стране во всех странах. Это абсурдно. Вопрос несуразен. Он никоим образом не состыкован с тем, что обсуждалось до этого. Как результат, на этот вопрос был дан четкий и ясный ответ: «Вы задали мне провокационный вопрос», — и диалог на этой ноте завершился.

Так что же делать, когда кто-то задает вам заряженный вопрос и начинает спорить не логически, а риторически? Первый и самый забавный способ дать отпор — это выбивать клин клином. Задает вам человек вопрос: «Вы понимаете, что?..», а вы ему в лоб: «А вы перестали избивать свою жену?! Да или нет?!».

Троллинг? Он самый, но раз ваш собеседник сам перешел на такие вопросы, то не стесняйтесь перейти в риторику и вы. Лично мне такой подход не импонирует, поскольку троллинг, несмотря на его забавность, занимает слишком много времени. Но если вы хотите им заниматься, то вперед — это оправдано, все равно ваш собеседник уже выбросил всю логику «в окно». Так что отбивайтесь тем же методом: выбирайте самый тупой заряженный вопрос, который можно придумать, и задавайте его в лоб.

Второй подход — это отвечать на реальное высказывание, которое человек сделал в виде вопроса. Если вас спрашивают: «Перестали ли вы бить свою жену?», то нужно ответить: «Я свою жену никогда не бил». Информация, которую заложили в провокацию, — это то, что вы бьете свою жену. Поэтому это не был вопрос, это было высказывание. На него вам и нужно дать ответ.

Но лучше всего — это сразу прекратить общение. Дело в том, что заряженный вопрос — это очень дешевый трюк. Представьте, что вы максимально подробно рассказываете свою политику, описываете различные вещи, приводите весомые доводы, возможно, поднимаете научные статьи, но взамен слышите: «А, так вы говорите!..» — и какую-то несусветную чушь. Вам вновь приходится писать собеседнику ответ на пять-шесть абзацев. Однако история повторяется: «Но вы понимаете, что?..», и так вас будут добивать до тех пор, пока у вас не хватит времени отвечать. В конце концов, вы попытаетесь откланяться по причине нехватки времени и тогда услышите в свой адрес «победоносное»: «Ага, вы не можете ответить — значит, я победил!».

Полноценный отпор заряженным вопросам можно дать только в случае структурированных дебатов, когда участникам дискуссии выделяют по пять минут речи и таким образом они ведут свои споры. В этом случае за свои пять минут вы можете конкретно и подробно описать, что ваш оппонент у вас спросил, насколько это было тупо и так далее. Но если у вас нет много свободного времени, то лучше прямо заявить собеседнику, что раз он перешел на дешевые трюки, значит, дальше обсуждение не имеет смысла, и вы больше не будете ничего ему отвечать. Впрочем, в любом случае, выбирать вам.

Саммари: заряженный вопрос — это вопрос, который на самом деле является высказываем и потому представляет собой логическую ошибку. Это весьма забавный инструмент в риторике, позволяющий поставить своего собеседника в тупик. Но помните, что ни к какому качественному результату дискуссии он не приведет.

Логическая ошибка #9: подмена определения

«На закуску», так сказал, я решил оставить довольно незамысловатую логическую ошибку под названием «подмена определения». Она происходит тогда, когда во время дискуссии человек резко меняет определение какого-то слова или значение всего предложения.

Для начала, попробуем ответить на простой вопрос: «Что вы делаете сейчас?». Скорей всего, вы ответите, что в данный момент вы читаете статью о логических ошибках. Что ж, давайте создадим логическую цепочку (силлогизм) и посмотрим, действительно ли это — правда. Силлогизм, как и вопрос, тоже будет очень простым: «Все люди поют; вы — человек; значит, вы поете»… хм, по-моему, что-то тут не так.  

Сам по себе этот аргумент правильный. Но дело в том, что вопрос «что вы делаете сейчас?» и утверждение «все люди поют» — это разные вещи. Вопрос был о том, что вы делаете сейчас. А выставленный мною предикат, что все люди поют, означает, что все люди пели когда-то, хотя бы один раз в жизни. Это не значит, что люди поют в данный конкретный момент времени. Следовательно, мы спросили одно, а дали немножечко другой ответ, подменив определение предложения и таким образом исказив всю нашу виртуальную «беседу».

По правде говоря, это самый глупый способ подменить определение. Его легко обнаружить и раскрыть, вследствие чего в дискуссиях он используется крайне редко. Поэтому перейдем к следующей форме подмены определения, а именно — к подмене класса на вид.

Зададимся следующим вопросом: «Кем является автор статьи?». Вновь построим логический силлогизм: «Все млекопитающее занимаются гомосексуальным сексом; автор статьи — млекопитающее; значит, автор статьи…». Думаю, очевидно, куда это приведет. Но что в этом рассуждении не так? Дело в том, что мы подменили класс на вид. Когда мы говорим «все млекопитающие», мы имеем ввиду все виды млекопитающих: овец, львов, слонов… какой вид млекопитающих мы бы не взяли, в нем всегда найдутся какие-то особи, которые занимаются гомосексуальным сексом. Но мы не говорим о каждой отдельной особи. Следовательно, наш силлогизм неверен, так как произошла подмена определения.

Еще один частный случай подмены определения — это подмена части на целое. Возьмем одну деталь автомобиля и спросим у нашего вымышленного собеседника: «Может ли эта деталь автомобиля самостоятельно двигаться со скоростью 100 км\ч по дороге?». Ответ закономерно будет: «Нет, не может». Проделаем то же самое с другой деталью автомобиля — ответ останется прежним. Переберем все детали автомобиля по очереди и в итоге выяснится, ни одна из них не сможет разогнаться до 100 км\ч по дороге. В свою очередь, из этого я выведу, что автомобиль в принципе не может разогнаться до 100 км\ч по дороге. Но это будет ложный вывод, потому что я подменил определение понятия «автомобиль». Автомобиль — это не просто случайный набор этих деталей. Автомобиль — это такая вещь, где детали собраны определенным образом.

С точки зрения логики, если я переберу все составляющие какой-то вещи и приду к выводу, что ни одна из них не может выполнять определенную функцию, то я по-прежнему не буду знать, сможет ли вещь в целом выполнять эту функцию. А потому случай с автомобилем и его деталями — это ложный аргумент, логическая ошибка, которая ничего не доказывает.

Но все эти примеры — простые и абстрактные. Давайте возьмем что-нибудь «потяжелее»… например, Вселенную. Аргументы о том, что у Вселенной есть начало, встречаются довольно-таки часто. Как правило, к такому выводу «диванные философы» приходят при помощи следующего силлогизма: «У всех вещей, которые существуют во Вселенной, есть начало. Вселенная — вещь. Значит, у нее тоже есть начало». Но в действительности это рассуждение — неправильное. Когда мы говорим, что у всех вещей есть начало, мы имеем ввиду все вещи, которые находятся внутри Вселенной. Это не означает, что у самой Вселенной есть начало.

Нет, бесспорно, может быть, что все-таки есть. Тот факт, что это ложный аргумент, не значит, что то, о чем в нем говорится, — является неправдой. Если мы опровергли какой-то аргумент, мы не доказали обратное. В противном случае мы создадим ложную дихотомию. Все, что мы можем сказать, — это заявить, что это просто ничего не доказывает. Как мы ничего не знали до этого аргумента, так мы ничего не знаем после этого аргумента — как мы ничего не знали о Вселенной до того, так мы ничего не знаем о Вселенной после того, как ваш собеседник что-то вам сообщил.

Исходя из требований логики, опровергнутые аргументы мы должны перестать воспринимать как доказывающие что-либо вообще и просто выкинуть их на ментальную свалку, поскольку они совершенно ни на что не годятся. Чтобы прийти к правде и истинности, нам следует приводить и использовать уже иные доказательства.

Саммари: существует три способа подмены определения: подмена определения слова или структуры целого предложения (если мой друг старый — это не означает, что мой друг пожилой; возможно, я просто знаю его долгое время); подмена класса на вид; подмена частей и целого. И все эти три способа в равной степени являются логическими ошибками.

***

Все мы — люди, а, значит, никто из нас не застрахован от ошибок. Ошибается время от времени и автор статьи. Именно поэтому, даже если я с человеком не согласен, я прекрасно понимаю, что это еще ничего не означает. Возможно, я действительно неправ, а потому временами я стараюсь переосмыслить то, что думаю. Если кто-то предоставит мне факты, которые действительно указывают на мою неправоту, я не то, что изменю, я буду вынужден изменить свое мнение. Но есть одно «но»…

Причина, по которой был написан этот материал, — это то, что порой меня пытаются переубедить аргументами, которые на самом деле ничего не стоят. Так что я надеюсь, что, прочитав статью, вы, во-первых, сами перестанете делать логические ошибки, во-вторых, начнете замечать ложные аргументы в дискуссиях с собеседниками. Если они их используют — не стесняйтесь предоставить им ссылку на этот текст. Не позволяйте другим находиться в заблуждении, просвещайте людей, делайте человечество умнее. Уверяю, в конечном счете от этого выиграем все мы.

При написании текста использованы материалы: PetriMazepa, «Почти Университет», Lurkmore, 4Brain.  


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: