Статьи

Чем могут быть опасны алгоритмы «хорошей» войны в Украине

Чем могут быть опасны алгоритмы «хорошей» войны в Украине

Перевели вторую часть интересного материала из Washingtonpost о технологиях, которые помогают украинской армии выигрывать войну против россии. Первую часть читайте здесь.

Северо-восточная Великобритания. Чтобы увидеть человеческое лицо «войны алгоритмов» в Украине, посетите новобранцев, которых тренируют в Британии. Это происходит в течение пяти недель, а затем они попадают на украинский фронт.

В скором времени они получат высокотехнологичные системы, которые помогут им в боях. Но сначала им нужно привыкнуть к грязи окопов и постоянному грохоту артиллерии: физическое поле боя так же важно, как и цифровое.

В британском лагере инструкторы вырыли около 300 м траншей на холодном склоне холма. Траншеи имеют глубину более 1 м, вдоль них мешки с песком и доски, под ногами — грязь и вода.

Курс
МЕНЕДЖЕР ПО РОБОТІ З КЛІЄНТАМИ
Ставайте затребуваним фахівцем та отримуйте свій офер мрії.
РЕЄСТРУЙТЕСЯ!
manager

Украинским новобранцам, которые раньше не были в боях, приходится проводить в этих ужасных норах по 48 часов. Иногда рядом имитируют звуки артиллерийского огня и кладут гнилое мясо животных, чтобы будущие военные привыкали к запаху смерти.

Новобранцы отрабатывают наступление на окопы и их оборону. Но в большинстве своем они учатся, как остаться в живых, как согреться и как не отморозить мокрые ноги. «Никто не любит окопы», — говорит Олег, украинский офицер, курирующий обучение вместе со своими британскими коллегами. (Я не использую его полное имя, чтобы не подвергать опасности). «Мы говорим им, что сейчас тяжело, но в бою будет легче».

Парадокс украинской войны — в сочетании ужасов окопов Первой мировой войны и современного оружия ХХІ века.

«Трудно понять жестокость столкновений на этой линии фронта. Это Пасшендейл в Донецке», — объясняет бригадный генерал Джастин Стенхаус, упоминая об одном из самых кровавых сражений Первой мировой войны. Он курирует обучение для британского Министерства обороны в Уайтхолле и организовал мой визит в тренировочный лагерь.

Подполковник Джон Харрис, британский командир лагеря, формулирует миссию лагеря так: «Научиться выживать и побеждать россиян».

Пентагон Кремниевой долины

Война в Украине — сочетание отваги военных и ошеломляющие технологии, которые я описал в первой части. Результат — успех в военных действиях. Эти технологии нечасто обсуждали в СМИ, но разрабатывают их уже не первый год. Мы видим их результативность сейчас и это вызывает некоторые неприятные вопросы о том, как эту силу могут использовать.

Одним из ведущих участников этой малоизвестной технологической революции была компания Palantir, разработавшая свою программную платформу после атак 11 сентября 2001 г., чтобы помочь ЦРУ объединять разнообразную информацию. В новостях говорили, что программное обеспечение Palantir помогло отследить лидера Аль-Каиды Усаму бин Ладена, но компания не подтверждает это.

Использование Пентагоном этих ультрасовременных инструментов поощрялось генералом Марком А. Милли, главой Объединенного комитета начальников штабов. Когда он был начальником штаба армии в 2018 году, началось сотрудничество с Palantir и другими технологическими компаниями: армии нужно было интегрировать разные данные.

Для этого использовали программу под названием Army Vantage. Милли был разочарован устаревшей системой данных, из-за которой трудно было собирать детали о том, какие подразделения готовы к бою. Армия, как и многие государственные учреждения, имела слишком много отдельных хранилищ информации.Чем могут быть опасны алгоритмы «хорошей» войны в Украине

Глава Объединенного комитета начальников штабов генерал Марк А. Милли на слушаниях 11 мая на Капитолийском холме.

Сотрудники Palantir показали мне несекретную версию армейской базы данных, которую они помогли создать для решения этой проблемы. Вы можете мгновенно увидеть, какие подразделения готовы, какими навыками и опытом обладают солдаты этих подразделений, какое оружие и боеприпасы доступны. Когда-то на решение подобного вопроса потребовались недели, сейчас ответ можно получить в считанные секунды.

Приблизительно в то же время армия начала тестировать идеи алгоритмической войны с отдельными подразделениями. Начали с элитного 82-го воздушно-десантного полка. В 2020 году им командовал генерал-майор Кристофер Донахью; он являлся частью XVIII воздушно-десантного корпуса, который тогда возглавил генерал-лейтенант Майкл «Эрик» Курилла. Эти двое работали с Palantir и другими компаниями, чтобы понять, как армия может использовать данные более эффективно.

Одновременно Пентагон исследовал использование искусственного интеллекта для анализа данных датчиков и идентификации целей. Эта попытка была известна как Project Maven и вызвала оживленную полемику, когда ее запустили в 2017 году. Идея заключалась в том, чтобы написать алгоритмы, которые могли бы распознавать, скажем, российский танк Т-72 на изображениях беспилотников.

Сотрудничество вооруженных сил с Кремниевой Долиной началось плохо. В 2018 году инженеры Google, ставшие подрядчиком Maven, начали бурно протестовать против написания алгоритмов таргетинга. В результате компании пришлось выйти из программы.

Maven эволюционировал. В настоящее время он находится под наблюдением Национального агентства геопространственной разведки. Он быстро генерирует ШИ-модели: в течение одного месяца.

Технический специалист объяснил мне, что сейчас компании конкурируют, чтобы создавать самые точные модели для обнаружения оружия. Они настраивают свои алгоритмы, чтобы увидеть гипотетический Т-72, скажем, в заснеженной роще, а не на болоте. Ежемесячно правительство выбирает новый цифровой массив.

Для Пентагона, обычно покупающего оружие со сроком службы около 30 лет, ежемесячное обновление программного обеспечения для нацеливания стало революцией.Чем могут быть опасны алгоритмы «хорошей» войны в Украине

Генерал-майор Кристофер Донахью, слева, с польским генералом Войцехом Марчвицей в аэропорту Жешув-Ясенка в Жешуве, Польша, в феврале.

Когда россия ворвалась в Украину 24 февраля, армия США уже имела командиров, которые умели использовать эти инструменты. Донахью повысили до главы XVIII воздушно-десантного корпуса, который перенес свой передовой штаб в Висбаден (Германия) сразу после российского вторжения. 82-й ВДВ переместился в район Жешува, (Польша), вблизи границы с Украиной.

Тем временем Курилла стал главой Центрального командования и начал тестировать новые технологии. В октябре Курилла назначил Шуйлер Мура, бывшего директора по науке и технологиям Совета оборонных инноваций, первым «главным техническим директором» Centcom.

Армия США и другие службы начали заниматься этими технологиями не только из-за российского вторжения в Украину. Это важно и для возможности дать отпор Китаю — единственному реальному конкуренту США в технологиях.Чем могут быть опасны алгоритмы «хорошей» войны в Украине

Генерал-лейтенант армии Майкл «Эрик» Курилла на слушаниях в комитете Сената по вооруженным силам 8 февраля в Вашингтоне.

Инструмент для добра и зла

В эпоху войн алгоритмов, когда мысленные машины будут иметь огромную силу, человеческая оценка станет еще важнее. Свободные общества создали мощные технологии, которые в руках хороших правительств могут обеспечить справедливые результаты и не только во время войны.

Украинские чиновники сказали мне, что хотят использовать программное обеспечение Palantir не только для отпора россиянам, но и для ремонта поврежденной электросети Украины, обнаружения скрытой коррупции и управления процессом восстановления.

Михаил Федоров, министр цифровой трансформации Украины и вице-премьер-министр, объяснил, как он планирует с помощью технологий не только победить россию, но и стать высокотехнологичным государством.Чем могут быть опасны алгоритмы «хорошей» войны в Украине

Вице-премьер-министр Украины Михаил Федоров на мероприятии в Вашингтоне 1 декабря.

Федоров отметил, что Украина «массово» использует программные платформы «для борьбы с дефицитом электроэнергии и обеспечения телекоммуникационной связи».

Чтобы уменьшить отключение электроэнергии и поддерживать поврежденную энергетическую инфраструктуру, страна использует терминалы Starlink, системы Tesla Powerwall, а также усовершенствованные генераторы и литиевые батареи. Копии всех важных данных находятся на облачных серверах.

«Я убежден, что технологии также позволят нам построить светлое и безопасное будущее», — сказал Федоров. «Только новейшие технологии могут дать нам такое преимущество, чтобы как можно быстрее создать страну, которую мы заслуживаем».

Но эти технологии могут стать причиной появления антиутопии 21-го века. Алгоритмы таргетинга, которые позволяют Украине выявлять и уничтожать россиян-оккупантов, не отличаются от алгоритмов распознавания лиц, которые помогают Китаю репрессировать своих граждан. В известном смысле нам повезло, что эти технологии в основном разрабатываются на Западе частными, а не государственными компаниями.

Но что если предприниматель решит вести частную войну? Что если авторитарные движения получат контроль над демократическими обществами и будут использовать технологии для продвижения контроля, а не свободы? Что, если прогресс ИИ наконец позволит принимать решения самим алгоритмам, со скоростью, с которой люди не могут сравниться? Демократические общества должны постоянно следить за тем, как развивается эта технология.

Важность человеческого фактора очевидна, если посмотреть на предпринимателей из Кремниевой Долины, таких как Илон Маск. Он иллюстрирует силу и потенциальную слабость нового способа войны Америки. Если Маск решит, что ему недостаточно платят за его услуги, или если он считает, что Украине пора пойти на компромисс, он может просто прервать связь со своими спутниками, как он угрожал этой осенью.Чем могут быть опасны алгоритмы «хорошей» войны в Украине

Исполнительный директор Tesla Илон Маск посещает открытие завода в Германии 22 марта.

Глядя на войну в Украине, мы видим, что наша культура свободного предпринимательства дает Западу большое преимущество государственным автократиям, таким как Китай и россия. Но это пока компании и руководители разделяют те же демократические ценности, что и западные правительства. Вот почему нам нужна более широкая публичная дискуссия о силе технологий, которые благородно используются в Украине, но могут быть легко использованы и для низменных целей, стоит им попасть в плохие руки.

Украина, которая так сильно пострадала в этой войне, хочет быть техно-сверхдержавой, когда конфликт, наконец, закончится. Федоров, курирующий цифровую трансформацию Киева, предлагает: «Запланируем превратить Украину в мировую „mil-tech долину“, разработаем инновационные решения безопасности, чтобы мир стал более безопасным и цифровым».

Но сначала украинцам, которые мерзнут в грязных окопах, нужно победить.

Подполковник Гаррис, командир лагеря на северо-востоке Англии, говорит, что, пройдя пять боевых командировок в Афганистане и одну в Ираке, он все равно никогда не сталкивался с таким ужасом, что увидят некоторые украинские новобранцы через месяц или два.

На полигоне 10 украинских новобранцев стреляют из своих АК-47. Это второй день учений по боевой стрельбе, впереди еще восемь. Это бухгалтеры, повара и студенты; кто-то держит оружие еще совсем неуклюже, кто-то уже кое-чему научился. Когда они целятся в мишень на расстоянии 15 метров, британский сержант, руководящий учебой, кричит через переводчика: «Вам нужно убить врага, прежде чем он убьет вас».

Это война на выживание для Украины. Но новобранцев должен утешить тот факт, что, как бы трудно им ни было в ближайшие месяцы, у них будет уровень технологического обеспечения, которого еще не видел мир.


Завантаження коментарів...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: