Статьи

«Цифровая война»: как технологии помогают украинцам выигрывать

«Цифровая война»: как технологии помогают украинцам выигрывать

Перевели интересный материал Washingtonpost о технологиях, которые помогают украинской армии выигрывать войну против россии. Статья получилась большой, поэтому ее разделили на две отдельные части. Вторая будет очень скоро.

Киев, Украина. Двое военных всматриваются в ноутбук. Украинский специалист работает, используя программное обеспечение, предоставленное американской компанией Palantir. На экране подробные цифровые карты поля боя в Бахмуте и другие данные разведки, большинство из которых получены из коммерческих спутников.

Если внимательно присмотреться, можно увидеть окопы на Бахмутском фронте: российские и украинские войска расположены на расстоянии нескольких сотен метров друг от друга. Только один клик — и на экране отображается «тепловая карта», показывающая огонь русской и украинской артиллерии; еще один — и мы видим российский танк, обозначенный буквой «Z». Он виден сквозь забор: это изображение загрузил кто-то из украинских разведчиков.

Будь это не демонстрация для иностранного журналиста, украинские военные могли бы с помощью программы нацеливания выбрать ракету, артиллерийскую установку или беспилотник для атаки на российские позиции, которые мы видим на экране. После этого беспилотники могли бы подтвердить удар, и в системе отразилась бы оценка нанесенных повреждений.

Курс
EXCEL ДЛЯ БІЗНЕСУ
Опануйте Excel усього за 1,5 місяця і підвищуйте ефективність бізнес-процесів у себе в компанії.
РЕЄСТРУЙТЕСЯ!
exel

Раньше никто не озвучивал подробности об этой «цифровой войне». Но это одна из причин, почему Давид побеждает Голиафа: сочетание высокого боевого духа с совершенным программным обеспечением для разведки и управления боем.

«Упорство, воля и использование новейших технологий дают украинцам решающее преимущество», — сказал мне на прошлой неделе генерал Марк А. Милли, председатель Объединенного комитета начальников штабов США.

Я думаю, что Милли прав в том, как технологии влияют на ход войны.

«Современные алгоритмические системы ведения войны дают столь большое преимущество, что их влияние сравнимо с использованием тактического ядерного оружия против обычного вооружения», — объясняет Алекс Карп, исполнительный директор Palantir. «Широкая общественность склонна недооценивать влияние этих систем. Но те, против кого они применяются, уже так не думают».

«Цифровая война»: как технологии помогают украинцам выигрывать

Алекс Карп, исполнительный директор Palantir, выступает в Кельне, Германия, 7 сентября 2021 г.

«Для нас это вопрос выживания», — утверждает Степан, старший украинский офицер, участвовавший в киевской демонстрации. До войны он разрабатывал программное обеспечение. На самом деле его зовут иначе, но ради безопасности я согласился использовать вымышленное имя.

Второй офицер «Леся» тоже в мирное время работала в IT. Она смотрит на фото российских захватчиков, в то время как их беспилотники атакуют гражданские объекты в Одессе и шепчет о мести. Девушка надеется, что Украина выйдет из войны как технологическое государство. Хотя украинцы сейчас зависят от технологической помощи Соединенных Штатов, говорит она, «до конца войны мы уже будем продавать программное обеспечение для Palantir».

Новое средство для сдерживания

Я приехал в Киев чуть больше недели назад. Было холодно и снежило, кое-где выключили свет. Но в столице было относительно спокойно, в пятницу на въезде в город образовалась пробка. В субботу вечером рестораны были настолько переполнены, что у меня не получилось забронировать место в одном из заведений.

Дух сопротивления и стойкости ощущается повсюду. Блокпосты в большинстве своем исчезли. Дети играют возле трофейных российских танков на Михайловской площади. Пара гуляет в парке над Днепром.

Я приехал, чтобы исследовать то, что, по моему мнению, стало важнейшим уроком этой войны: такой мотивированный партнер, как Украина, может победить, если ему предоставят уникальные технологии Запада. Армии Афганистана не хватило мотивации воевать. Но Украина (а до того сирийские курды, преодолевшие Исламское государство с помощью США) добилась успеха, потому что у нее есть и оружие, и высокий моральный дух.

Я встретился со старшей командой Palantir, посещавшей киевский офис. С одобрения Карпа, генерального директора, они согласились показать мне некоторые технологии компании вблизи линии огня.

В начале своего существования Palantir сотрудничала с ЦРУ над инструментами борьбы с терроризмом. Компанию многие критикуют: частично это объясняется тем, что ее соучредитель Питер Тиль, успешный технологический инвестор, активно поддерживал Дональда Трампа и других республиканцев MAGA. Карп, напротив, поддерживал многих кандидатов и инициативы от Демократической партии.

Критики утверждали, что государственные учреждения злоупотребляли мощным программным обеспечением Palantir: нарушали конфиденциальность или использовали для сомнительных целей.

К примеру, The Post писал в 2019 году, что программное обеспечение Palantir использовалось иммиграционной и таможенной службой для отслеживания иммигрантов без документов. Активисты технического сообщества поднимали вопрос, не слишком ли Palantir близок к правительству США, не может ли он «слишком много видеть» с помощью своих инструментов.

На прошлой неделе Карп ответил на критику компании в электронном письме: «Кремниевая долина, которой мы не нравимся, не сделала мир менее опасным. Мы создали программные продукты, которые сделали Америку и ее союзников сильнее. И мы гордимся этим».

И Украина сменила политический ландшафт в Кремниевой долине. Для Карпа и многих других CEO это «хорошая война», заставившая многие компании агрессивно использовать свои инструменты. Это государственно-частное партнерство является одним из ключей к успеху Украины.

Но возникает много важных вопросов: насколько страны могут быть зависимы от предпринимателей, чьи политические взгляды могут измениться? Мы можем аплодировать использованию этих инструментов в «хороших» войнах, но как насчет плохих? А как насчет частных инструментов, направленных против правительств, которые помогли их создать?

Мы еще не раз вернемся к этим вопросам. Но после того, как я неделями исследовал новые инструменты, разработанные Palantir и другими компаниями, я сделал важный вывод. Они работают также для сдерживания и не только в Украине.

Благодаря этим революционным технологиям, противникам будет гораздо сложнее во время нападения, например, на Тайвань. Так что сообщение для Китая в этом новом цифровом пространстве битвы таково: подумайте дважды.

Огромное поле боя данных

«Цепочка убийств», которую я видел в Киеве, в больших масштабах воспроизводится партнерами Украины в НАТО по командному пункту за пределами страны. Система построена вокруг той же программной платформы, разработанной Palantir, которую я видел в Киеве. Она позволяет США и их союзникам обмениваться информацией из разных источников, от коммерческих спутниковых изображений до самых секретных инструментов разведки Запада.

Это алгоритмическая война, как говорит Карп. Используя цифровую модель поля боя, командиры могут видеть в пресловутом «тумане войны». Используя искусственный интеллект для анализа данных датчиков, советники НАТО за пределами Украины могут быстро ответить на вопрос, где находятся силы союзников, а где враг, определить, какое оружие будет наиболее эффективным.

Затем они могут передавать точную информацию о местонахождении врага украинским командирам на местах. После удара они могут оценить, были ли их разведывательные данные точными, и обновить систему.

Данные питают этот новый двигатель войны и система постоянно обновляется. Система получает данные о повреждениях и результате ударов для усиления моделей прогнозов. Это не автоматизированное поле сражения.

Система, которую я видел в Киеве, использует ограниченный набор датчиков и инструментов искусственного интеллекта. Некоторые из них разработаны в Украине, частично из-за ограничений классификации. Большая внешняя система может безопасно обрабатывать секретные данные с киберзащитой и ограниченным доступом, а затем передавать данные о местонахождении врага в Украину.

Чтобы представить, как это работает на практике, подумайте о недавнем успехе Украины по возвращении Херсона. Украинцы имели точные разведывательные данные о том, куда двигаются россияне, и могли использовать дальнобойное оружие. Это стало возможным благодаря данным разведки о местонахождении врага, которые обрабатывало НАТО за пределами страны, а затем посылало украинцам. Используя эту информацию, украинцы смогли перейти в наступление и быстро адаптироваться к оборонным маневрам и контратакам россии.

И когда украинские войска наносят удары по российским командным узлам или составам снабжения, скорее всего они получили данные благодаря этой системе. Министр цифровой трансформации Украины Михаил Федоров сказал мне, что эта электронная цепь уничтожения была «особенно полезна при освобождении Херсонской, Харьковской и Киевской областей».

«Цифровая война»: как технологии помогают украинцам выигрывать

Министр цифровой трансформации Украины Михаил Федоров во время визита в Вашингтон 1 декабря.

Что делает эту систему действительно революционной? Она собирает данные от коммерческих поставщиков. Используя инструмент Palantir под названием MetaConstellation, Украина и ее союзники могут видеть, какие коммерческие данные сейчас доступны об определенном боевом пространстве. Доступные данные — традиционные оптические изображения, и радары с синтезированной апертурой, которые могут видеть сквозь облака, и тепловые изображения, показывающие артиллерийский или ракетный огонь.

Чтобы проверить диапазон доступных данных, просто посетите Интернет. Среди компаний, продающих радарные изображения с оптической и синтезированной апертурой — Maxar, Airbus, ICEYE и Capella. Национальное управление океанических и атмосферных исследований США продает простые тепловые изображения для обнаружения пожаров, но они могут регистрировать артиллерийские взрывы.

В нашем примере про Херсон Palantir оценивает, что примерно 40 коммерческих спутников пролетят над территорией в течение 24 часов. Обычно Palantir использует информацию из примерно дюжины коммерческих спутников, но он может расширить этот диапазон, чтобы получить изображение с 306 коммерческих спутников, которые могут фокусироваться на расстоянии 3,3 метра.

Солдаты в бою могут использовать карманные планшеты, чтобы получить дополнительные данные, если им это нужно. По словам британского чиновника, западные военные и разведывательные службы тесно сотрудничают с украинцами на местах, чтобы способствовать такому обмену информацией.

Последним важным звеном в этой системе является сеть широкополосной связи, которая обеспечивается Starlink. Система, принадлежащая компании SpaceX Илона Маска, позволяет украинским солдатам быстро загружать информацию.

Здесь у Украины есть преимущество. Россияне также пытались создать собственные электронные средства боя, но безуспешно. Например, они стремились использовать коммерческие спутниковые данные и потоковое видео из недорогих китайских дронов. Но у них возникли затруднения с координацией и обменом этими данными между подразделениями. И им не хватало Starlink.

«Русская армия не гибкая», — сказала мне «Леся». Она с гордостью отметила, что каждый украинский батальон имеет своего разработчика программного обеспечения. Главным преимуществом Украины есть не только желание армии воевать, но и ее техническая мощь.

Федоров, министр цифровых технологий Украины, в ответе на мои письменные вопросы перечислил некоторые военно-технические системы, созданные Украиной самостоятельно.

Среди них — защищенная система под названием «eVorog», позволившая гражданским лицам предоставить 453 000 отчетов с начала войны, «Армия дронов», приобретенная у коммерческих поставщиков для использования в воздушной разведке, и система картографирования поля боя под названием «Delta». Она содержит фактические данные в режиме реального времени, поэтому военные могут соответственно планировать свои действия».

«Фактор Х» в этой войне — украинская высокотехнологичность и способность быстро адаптироваться. «Это наиболее технологически продвинутая война в истории человечества», — утверждает Федоров. «Она существенно отличается от всего, что видели раньше».

И это изменяет ход войны, за которой мир наблюдает после того, как россия так безрассудно ворвалась в феврале на территорию Украины. Это общий триумф человека и машины.


Завантаження коментарів...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: