Интервью
Надежда Васильева, генеральный директор Microsoft в Украине: «Мы компания, которая занимается продуктивностью»
43

Надежда Васильева, генеральный директор Microsoft в Украине: «Мы компания, которая занимается продуктивностью»

Basic RGB

В октябре этого года украинский офис компании Microsoft получил нового генерального директора, им стала Надежда Васильева. Это назначение совпало как с глобальными изменениями в Microsoft, связанными с приходом нового CEO Сатья Наделла, так и с событиями в Украине. Мы решили пообщаться с Надеждой, чтобы выяснить, какой стратегии будет придерживаться Microsoft на украинском рынке, что будет с бизнесом смартфонов, доставшемся от Nokia, и будет ли в нашей стране Xbox.

Как вы попали в Microsoft?

Меня пригласил предыдущий генеральный директор Дмитрий Шимкив на должность директора по работе с государственными органами и учреждениями образования и науки. На самом деле собеседования с Microsoft были и раньше, когда я ещё работала на телеком-рынке, но тогда мне казалось, что телеком будет развиваться динамичней, чем IT. Уже потом пришло понимание, что IT – это более конкурентный рынок и на нём интересней работать, так как динамика развития довольно высокая.

Какой ваш любимый продукт Microsoft? Есть вообще такие?

По жизни у меня самый любимый продукт – это Microsoft Project. На сегодняшний день, безусловно, количество продуктов компании, которыми я пользуюсь, стало больше. Мне нравятся новые социальные возможности того же Yammer, а также новый Power BI, который будет у нас в тестовой фазе с января месяца. Но уже сейчас в нём интересно посмотреть, например, затраты государства в красивых графиках.

Вы возглавили компанию в очень непростое время, как вы оцениваете текущую ситуацию в Украине? Есть ли поводы для оптимизма?

WSS_1552Поводы для оптимизма есть всегда. Когда всё очень ровно, становится не так интересно. Я считаю себя достаточно креативным человеком, поэтому мне нужны возможности, чтобы этот креатив проявить. И всегда вопрос кризиса – это вопрос возможностей. Поэтому я смотрю на все с оптимизмом. Сейчас у нас в стране происходят большие внутренние изменения, и действительно появилась возможность что-то сдвинуть. Причём не просто эволюционно, а революционно сделать скачок вперёд, в том числе используя новые технологии. Заново сконструировать экономику и систему власти. Это если говорить в целом о стране.

А если взять конкретно IT-рынок, то на всю нашу внутреннюю ситуацию накладывается то, что рынок как таковой меняется. Есть тренды, связанные с консьюмеризацией IT, с большими данными, с облачными технологиями, мобильностью и кроссплатформенностью. И получается, что нас сама ситуация в Украине, сама экономика подталкивает к тому, чтобы переходить на новые технологии, потому что они более оптимальны. Они менее затратные, но нужно научиться с ними работать. Поэтому несмотря на то, что спрос еще предстоит формировать, внутреннее желание людей побороть проблемы более эффективным путём есть. Как быстрее прыгнуть в будущее — это уже вопрос креатива каждого из игроков на IT-рынке, включая наших партнёров.

То есть вы считаете, что ничего страшного для бизнеса в Украине сейчас не происходит?

Скажем по-другому — те, кто привыкли работать по старинке, уже не могут этого делать. Ситуация сложная, в основном в связи с тем, что очень большая нестабильность, как в экономической, так и политической сфере. Но изменения происходят очень быстро, восприятие ценностей внутри общества поменялось, поэтому нужно меняться и бизнесу.

Ваш предшественник, Дмитрий Шимкив, любил говорить о том, что Украина для Microsoft — это стратегическая страна. С глобальными изменениями в менеджменте Microsoft, приходом нового CEO Сатья Надела, что-нибудь в этом плане поменялось? Как на нас теперь смотрят из Редмонда с учётом нашей ситуации?

Украина иногда может удивлять как с позитивной, так и негативной точки зрения, но в целом есть много положительных вещей. В стране хороший уровень образования, есть много разработчиков. Именно поэтому внимание к Украине со стороны компании очень большое. Если говорить о том, как с приходом Сатьи изменилась стратегия Microsoft, то стоит отметить, что последние три года мы искали наше дальнейшее видение того, где наш основной бизнес. И Сатья, наверно, просто более чётко смог всё это сформулировать и в конце концов стратегия закрепилась. Мы всегда себя позиционировали как компанию, которая направлена на продуктивность работы. В первую очередь наш основной бизнес не софт и не железо, наш ключевой бизнес – это оптимизация бизнес-процессов. Каким образом мы это делаем, через софт или железо, это уже вопрос трендов и состояния IT-рынка. Поэтому ключевой момент – это то, что мы компания, которая занимается продуктивностью, но мы также используем два новых тренда в IT-отрасли – это облачные технологии и мобильность. Мы придерживаемся принципа кроссплатформенности, то есть, даем возможность доступа с разных устройств и разных платформ к нашим продуктам. Продуктивность и эффективность бизнеса и пользователей – это наша цель.

То, что эта стратегия правильная, доказывают растущие цены на акции, и год мы закрыли с прибылью.

Но сложность заключается в том, что мы меняем фокус с продуктов на сервисы, и это очень сильно меняет внутренние процессы в компании. В случае с сервисами появляется индивидуальная составляющая. Здесь уже нельзя запустить стандартный процесс через всю компанию, ведь есть роль каждого человека в этом процессе, и очень важно, как каждый сотрудник Microsoft доносит сервисы до конечного клиента. Поэтому ключевое изменение скорее в этом. Нам нужно научиться работать в компании, которая предоставляет сервисы. И нам нужно влиять на экосистему партнёров в Украине, потому что она пока не готова к такому переходу, но мы пройдём его вместе через обучение и реструктуризацию.

Получается вы хотите сказать, что подход изменился на глобальном, но не на локальном уровне, и стратегия Microsoft в Украине соответствует мировой?

Если мы говорим о видении будущего – помочь реализовать потенциал Украины через инновации, то оно остаётся без изменений. Мы продолжаем развивать наши ключевые социальные проекты, в частности, YouthSpark , в рамках которого предоставляем возможности для развития молодёжи. Помогаем также технологическим стартапам сформулировать свою бизнес-модель и начать свой бизнес. Мы, безусловно, будем продолжать инвестировать в это направление и далее.

У нас есть примеры разработчиков, студентов и даже учителей, приложения и игры которых завоевывают популярность в мире и входят в различные рейтинги. Это с точки зрения того, что мы даём стране. Но с другой стороны, переход от конкуренции к сотрудничеству и партнёрству — это будет тоже частью нашей новой стратегии в Украине.

Какое направление бизнеса в Украине для вас сейчас самое приоритетное?

Основное сегодня – это облачные технологии и мобильность, а также возможности доступа к нашим сервисам с различных устройств и платформ. Кроме этого, -стимулирование развития сервисов различного направления с разработчиками, бизнесом, студентами и партнёрской экосистемой. Мы стремимся, чтобы каждый пользователь или бизнес мог получить тот набор сервисов или функционала, который ему нужен. Предоставление стандартных решений уже не работает. В том же Office 365, к примеру, есть ряд тарифных планов, которые позволяют выбрать тот функционал, который нужен и будет использоваться.

Совсем недавно Nokia передала бизнес смартфонов в Украине Microsoft Mobile. Планируете ли вы активно развивать это направление в нашей стране?

Могу сказать, что для партнёров и пользователей ничего не поменяется. Продажи, сервис и логистика – без изменений.

В то же время, мы стремимся к тому, чтобы телефон все больше рассматривался как носитель сервисов и инструмент повышения продуктивности, а не просто устройство для разговоров.

Как бы там ни было, Microsoft выпускает всё больше устройств, не так давно представили фитнесс-браслет, но в Украине пока есть только смартфоны. Вы будете расширять линейку продуктов, возможно начнёте завозить Surface?

Surface в Украине нет, но планшетов на Windows очень много. В то же время фитнесс-браслет – это пилотный проект для рынка США, который был выпущен для оценки спроса. Когда мы видим, что спрос есть, когда есть уже сформулированная потребность, продукт выходит на другие рынки. Поэтому если говорить о Surface Pro и об Украине, то это устройство высокого ценового сегмента, а основная покупательная способность в стране сейчас находится на более низком уровне. Так что пока целесообразнее заняться формированием спроса.

Дмитрий Шимкив очень хотел официально начать завозить Xbox в Украину, планирует ли вы продолжить его дело в этом вопросе?

Вообще мы планируем завозить всё, вопрос только когда это может произойти. Тот же Surface уже завозился к нам для нужд образования, мы его даже сертифицировали через партнёров. По поводу Xbox можно сказать, что при такой сложной экономической ситуации тяжело говорить с партнёрами о развитии какого-либо нового бизнеса. Ведь это не лично мы завозим, партнёры должны иметь финансовую составляющую, чтобы закупить, держать на складе, предоставлять сервисную поддержку и так далее. Тем не менее, мы не останавливаемся и работаем в направлении расширения продуктовой линейки для украинских пользователей.

В Украине уже скоро год, как новая власть, стало ли крупному бизнесу за этот промежуток времени работать проще?

С точки зрения защиты интеллектуальной собственности – нет. И почему-то это всё отсрочено на 2016 год, при том, что все говорят о верховенстве праве и важности европейских ценностей для нас. Решения проблемы защиты интеллектуальной собственности нет в перечне задач Кабмина на реализацию договора с ЕС, и это очень расстраивает.

Много разговоров об электронном правительстве, но пока мало понимания в госорганах. Предстоит огромная работа, чтобы изменить десятилетиями установившиеся подходы. К сожалению, коррупционная машина – это стопор технологий и развития, потому что технологии повышают прозрачность и акцентируют внимание на неэффективность процессов. Поэтому пока полноценно в госорганы не внедрено ни одно решение.

Тем не менее, общение идёт в правильном направлении и мы надеемся, что оно обернётся результатом, как для нас, так и для государства.

Возвращаясь к вопросу защиты интеллектуальной собственности — вам же явно не хочется ждать 2016, 2017, 2018 года? Что можно сделать сейчас?

Мы не хотим воевать с государством, нам интереснее искать общие точки соприкосновения. И хотя пока мы не видим прогресса с точки зрения легализации программного обеспечения, мы ищем варианты, как и чем мы можем сегодня помочь государству. Так, например, сейчас мы сосредоточены на том, чтобы помочь государству решить вопрос с кибербезопасностью. И здесь идет разговор о том, что нелегальный софт уязвим к атакам, количество которых растет, и мы готовы предложить варианты решения проблемы. Также важна стандартизация и оптимизация инфраструктуры, подписание долгосрочного договора. Понятно, что у страны сейчас нет таких денег, но можно проговаривать, какими этапами мы будем идти, сколько будет амнистий, какие будут скидки, какие продукты будут предоставляться бесплатно и так далее. Но это может быть только после того, когда станет понятно, о каких вообще продуктах идёт речь и в каком объёме. Мы надеемся на открытое обсуждение этих вопросов, в свете того, что с Евросоюзом нужно будет подписывать договоры и на 1 января 2016 года государство в плане софта должно быть легальным.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: