Обзоры
Свидетели воины

Свидетели воины


Не раз советским военным корреспондентам приходилось смотреть в лицо смерти, иногда они просто чудом выбирались из, казалось бы, безвыходных ситуаций. Удивительной репортерской самоотверженности посвящается этот материал.

Фотография как метод пропаганды

Свидетели воины
Из серии «Освенцим»
Фото: Владимир Юдин 1945 г.

Работа фоторепортера была важна и в мирное время, но в военные годы фоторепортаж стал просто жизненно необходимым жанром. Особенно это касалось Советского Союза, где с конца 1930-х годов фотография являлась одним из основных методов классовой борьбы и пропаганды. Прежде всего это относится к репортажной съемке, главная черта которой – документальность. Как отмечала американская писательница Сьюзан Зонтаг, «фотография не может создать нравственную установку, но она может во многом способствовать укреплению уже выработанной или нарождающейся нравственной позиции».

Советская документальная фотография времен Великой Отечественной войны не ограничивалась решением лишь информационной задачи. Нужны были изображения, звучащие как клятва, рождающие чувство справедливого гнева и ненависти к врагу. Нужны были образцы для подражания, герои. Именно такие снимки, сопровожденные соответствующими комментариями, были призваны вдохновлять советских солдат на борьбу с врагом и защиту отечества.

Пожалуй, «Комбат» Макса Альперта и «Таня» Сергея Струнникова, опознанная позднее как Зоя Космодемьянская, самые яркие из образов подобного типа. Всем нам знакомы и такие снимки, как «Политрук продолжает бой» Ивана Шагина, «Горе» Дмитрия Бальтерманца и, конечно же, «Знамя Победы над Рейхстагом» Евгения Халдея. Последний стал символом, который в коллективной памяти народов олицетворяет поражение нацистской Германии и победу Красной Армии.

«Удачный снимок равен снайперскому выстрелу», – так считали репортеры тех лет. Многие из них называли фото- и кинокамеры оружием, только с одним отличием: их боевым предназначением было не стрелять, а наоборот, сохранять в памяти поколений эпические картины битв и их героев.

Наши имена

Свидетели воины
В числе героев, освобождавших Польшу, был и гвардии старший лейтенант Петр Трубников
Фото: Михаил Мельник 1944 г.

Почти все зрительные образы Второй мировой войны мы получили благодаря военным фотокорреспондентам, или фотопублицистам, как их иногда еще называют. Имена Бориса Игнатовича, Макса Альперта, Георгия Зельмы, Бориса Кудоярова, Виктора Темина, Ивана Шагина знакомы еще с 1920–1930-х годов. Но ведь это только вершина айсберга: сколько их, неизвестных нам, оставили для истории свои бессмертные снимки! Это в полной мере можно отнести к украинскому фоторепортажу, который, как правило, уходил на второй план – основное внимание было сосредоточено вокруг материалов центральных газет.

Все они, жители разных республик, были прежде всего советскими фотокорреспондентами. Но среди классиков военной фотографии СССР встречаются и наши соотечественники. Жизнь и карьера некоторых из них была непосредственно связана с Украиной (Михаил Мельник, Яков Давидзон, Александр Дмитриев, Владимир Юдин, Борис Шейнин), другие же обязаны ей своим происхождением. Например, известнейший фотограф Макс Альперт родился в Симферополе и учился в Одессе, а не менее знаменитый Евгений Халдей родился в Юзовке (нынешнем Донецке).

Где эта улица?

Свидетели воины
Киев освобожден. На Крещатике
Фото: Аркадий Шайхет
7 ноября 1943 г.

Тем, кто освобождал Киев осенью 1943 года, город показался мертвым. Груды развалин на месте Крещатика, колючая проволока вокруг Бабьего Яра, радость встречи и горечь утраты – такой предстала столица Украины перед фотокорреспондентом Аркадием Шайхетом.

Во время войны центральная улица была почти полностью разрушена. В сентябре 1941 года, когда советские войска были вынуждены оставить город, здесь начались серии взрывов. Стало ясно, что центр заминирован. Пожар свиреп- ствовал в течение двух недель. В результате нашими подпольщиками были уничтожены самые красивые здания, в том числе строения XVIII–XIX веков.

Будни фоторепортеров

Свидетели воины
Комбат
Фото: Макс Альперт 1942 г

«С “Лейкой“ и с блокнотом, а то и с пулеметом сквозь огонь и стужу мы прошли», – эти слова как нельзя лучше передают атмосферу работы военных корреспондентов. Вот только камера – не блокнот, ведь пишущий журналист мог побеседовать с бойцами в окопе, в траншее, в штабе. Фотокору же для того, чтобы снять очередной материал, приходилось работать на передовой, в самых опасных местах. Сотрудник газеты «Красноармейская правда» Василий Аркашев вспоминает: «У наших фотокорреспондентов в годы войны не было аппаратуры с телеобъективами, позволяющими издали снимать поле боя. Другой возможности сделать фотографию, кроме как самому находиться в эпицентре события, не было. Удаляться от объекта съемки далее чем на 30–35 метров нельзя». Нередко ради хорошего снимка фоторепортеру приходилось рисковать жизнью.

«Не боитесь лететь в тыл к немцам? Что если вы, фотокорреспондент, прилетевший зафиксировать для потомков героизм партизан, попадете в руки к фашистам?» – спросил однажды руководитель партизанского движения Украины Т. А. Строкач фотокорреспондента газеты Юго-Западного фронта «За радянську Україну» Якова Давидзона. Должно быть, подобный вопрос репортер уже задавал себе во время поездок в действующую армию. Всякий раз, когда военные корреспонденты отправлялись на очередное задание редакции, они не знали, суждено ли им вернуться назад.

Немало фотографов в начале войны ушли на фронт добровольцами, многие из них непосредственно принимали участие в боях. Так, Михаил Мельник, будучи радистом восьмой стрелковой дивизии Первого Украинского фронта, одновременно выполнял функции полкового фотографа (делал снимки бойцов для партийных билетов). Неповторимый мастер аэрофотосъемки Александр Дмитриев был единственным фоторепортером, окончившим курсы воздушных стрелков, и почти два года принимал участие в боевых операциях. А Яков Давидзон в 1942–1943 гг. вместе с партизанами соединений А. Ф. Федорова, С. Л. Ковпака и Н. Н. Попудренко прошел сотни километров по вражеским тылам, сражаясь наравне с рядовыми бойцами.

Знамя Победы

Свидетели воиныСвидетели воины

Всем знакома легендарная фотография Евгения Халдея (слева), вот только мало кто знает, что это был далеко не первый снимок знамени Победы, поднятого над Рейхстагом в ночь на 1 мая 1945 года. Есть свидетельства о том, что Борису Шейнину удалось снять красное знамя вечером 30 апреля, когда бои за Берлин еще продолжались (фото справа)

Чего не сделаешь ради удачного снимка

Сделать удачный кадр – это только полдела, куда важней было доставить пленку в редакцию. Нередко она гибла при бомбежках и пожарах. Среди военкоров существовал даже дух соперничества, который порой заставлял их совершать просто невероятные, на наш взгляд, поступки. Вернуться первым в редакцию, «вставить фитиль» коллегам – в этом был особый шик журналистской работы. Вот два таких примера. Корреспондент журнала «Огонек» Галина Санько летит в только что освобожденный Петрозаводск. Ее самолет терпит крушение, она добирается до своих, садится на новый и приземляется в центре города, чтобы сделать всего несколько снимков. А фронтовой репортер ТАСС Борис Лосин провел три часа в неотапливаемом бомболюке самолета, чтобы первым доставить материал о вступлении советских войск в Бухарест в 1944 году.

Отснятую пленку, как правило, проявляли уже в редакционных лабораториях, но иногда эту операцию приходилось проводить в кустарных условиях, просто на ходу. Как вспоминает Яков Давидзон, он делал это, растапливая снег на костре. Однажды, не успев закончить проявку (в село пришли немцы), фотограф наспех промыл пленку, положил ее в бачок с закрепителем и выскочил на улицу. Мороз в считанные минуты превратил раствор в лед, и пленка пролежала в вещевом мешке корреспондента чуть ли не месяц, но все-таки сохранилась.

Нередко советские военные фотографы прибегали к различным методам коррекции оригинала: то генералу парадный китель дорисуют, то недостающую деталь из другого кадра вклеят. Известным мастером ретуширования и фотомонтажа был Евгений Халдей. Кроме того что его снимок знамени Победы над Рейхстагом был постановочным, известно, что автор добавил к нему клубящееся облако дыма и закрасил вторые часы на правой руке офицера, стоящего у ног знаменосца. Впрочем, эти уловки нисколько не умаляют значения таких фотографий.

Арсенал военкора

Свидетели воиныСвидетели воины

Фронтовые фотографы зачастую использовали отечественный фотоаппарат «ФЭД» – русскую «Лейку», как говорили тогда. Ввиду ненадежности камеры (шторки затвора быстро отсыревали) профессионалы предпочитали им оригинальные модели Leica и Contax разных модификаций. Вплоть до 1944–1945 гг. основным фотоматериалом была черно-белая негативная кинопленка в бобинах, которую репортеры самостоятельно заряжали в фотоаппараты.

Секунды, ставшие историей

Группа фотокорреспондентов у здания Рейхстага Автор неизвестен Берлин, май 1945 года
Свидетели воины
Первый ряд слева направо: Г. Самсонов, А. Морозов, Ф. Кислов, Л. Железнов, И. Шагин, О. Кнорринг. Второй ряд: С. Альперин, А. Капустянский, Г. Петрусов, Р. Кармен. Третий ряд: А. Архипов, М. Редькин, Н. Фиников

«Я воевал всего три минуты!» – однажды сказал корреспондент газеты «Красный флот» Борис Шейнин. Он снял девять тысяч кадров, и если сложить вместе время выдержки каждого из них, то получается примерно три минуты. Шейнин прошел войну с первого дня до последнего и остался жив. Не многим так повезло: по некоторым подсчетам, 41 кинооператор (каждый пятый) и 27 фоторепортеров не дожили до Победы. Михаил Калашников погиб в Севастополе, Владимир Иванов – в уличных боях за Белград, Борис Иваницкий – под бомбежкой в районе Черного моря, Николай Ксенофонтов – на улицах Бреслау, Михаил Бернштейн – под Таллинном, Сергей Струнников – в Полтаве, Павел Трошкин – недалеко от Львова.

Нам нельзя забывать об этих людях, ведь именно благодаря их мужеству и самоотдаче до нас дошла бесценная фотолетопись Второй мировой, многие из снимков стали своего рода иконами XX века. Как написал один из самых известных советских военных корреспондентов, писатель Константин Симонов, «человек, который смотрит на жизнь через глазок фотоаппарата, всегда в конечном счете глядит на нее в историю».


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: