Блоги
БОД, роботы, бизнес и государство: как новый технологический виток может изменить нашу жизнь

БОД, роботы, бизнес и государство: как новый технологический виток может изменить нашу жизнь

БОД, роботы, бизнес и государство: как новый технологический виток может изменить нашу жизнь


Отличительная черта процесса роботизации – уменьшение роли человека в производстве товара или услуги. Это обстоятельство порождает страх массовой безработицы.

Вместе с тем, некоторые экономисты отвергают такую возможность, и вполне возможно, что критики наихудших сценариев окажутся правы — массовой безработицы удастся избежать.

Позитивный сценарий

Согласно позитивному сценарию, роботизация приведет к расцвету социальных реформ. Ее приверженцы приводят в качестве примера промышленную революцию, которая, фактически, послужила толчком к созданию движения за гражданские права. В результате, правительства стран запретили детский труд, ввели социальные пособия для беднейших слоев населения и разработали систему народного образования. Кроме того, хотя американские президенты Франклин Рузвельт и Джон Кеннеди настороженно относились к автоматизации, вызванные ею проблемы оказывались временными и вскоре уровень занятости достигал рекордных значений.

Роботизация, в свою очередь, возможно, вынудит правительства создать новые социальные институты, которые обеспечат работой тех, кто потерял ее из-за роботов (это могут быть организации наподобие существующего уже больше века Volunteers of America — волонтерского движения, предоставляющего уход и поддержку нуждающимся). Помимо этого, под социальным давлением государства также будут вынуждены сделать более доступными начальное и высшее образования или даже ввести безусловный основной доход (БОД), который обеспечит жизнь тем же вышеупомянутым волонтерам.

Негативный сценарий

Тем не менее, сегодня невозможно говорить о благополучном будущем с полной уверенностью. Важно рассматривать не только экономические, но и политические эффекты от роботизации, утверждают ее противники. Так, Ричард Фримен из Гарварда и Центра трудовых исследований полагает, что роботизация может привести к безработице и росту неравенства. А следствием неравенства станет захват власти владельцами капитала – то есть тех же роботов. Такой взгляд очень похож на предположение Тома Пикетти – он полагает, что рост неравенства доходов и увеличение концентрации богатства позволит олигархии подчинить себе власть.

Другие распространенные опасения связаны с тем, что эпоха роботизации породит новые национальные проблемы, с которыми не сможет справиться рынок. Если партнером владельца капитала становится робот, а не наемный работник, зачем первому принимать во внимание проблемы последнего? Да, бизнесу выгодно, чтобы люди получали доходы: в противном случае, на какие деньги они будут покупать товары и услуги, которые выпускает этот самый бизнес? Но каждый бизнесмен будет надеяться, что эти доходы людям выплатят другие фирмы. Он же будет экономить на труде и получать выгоду. Под электоральным натиском в случае возникновения массовой безработицы в проблему вмешается государство, которое изменит правила игры в свою пользу в беспрецедентном масштабе, предупреждают противники роботизации.

В авторитарных странах уже давно можно заметить, как власть использует статус работодателя ради достижения политических целей: те, кого мы привыкли называть бюджетниками, вынуждены участвовать в демонстрациях и шествиях в поддержку диктатора, иначе они попросту останутся без работы. Фронтальная роботизация и расширение социальной помощи могут приблизить общество к этому состоянию.

Вкратце говоря, в странах с ненадежной системой частной собственности госсектор захватит все: ему легче получить кредиты, он лучше защищен от экспроприации. Если роботы не станут сверхдешевыми, главным капиталистом окажется власть, она же возьмет на себя  перераспределительную функцию, искусственно сохраняя занятость или выплачивая пособия. При этом небогатый рынок труда сохранится, что позволит власти не делать получение социального пособия, вроде безусловного основного дохода, конституционным правом.

Такая социальная политика, в свой черед, станет идеальным механизмом политического контроля. В частности, лишение безусловного дохода может стать наказанием за те или иные проступки (с точки зрения власти). Индивида что-то не устраивает? Пусть обеспечивает себя сам. Вдобавок, монополия на новые технологии обеспечит тиранов мощнейшими инструментами подавления инакомыслия.

https://static.politico.com/dims4/default/d99ff44/2147483647/resize/1003x%3E/quality/90/?url=https%3A%2F%2Fstatic.politico.com%2Fb0%2F1f%2F6d092a7b4b4b9b5e9601bf461114%2Favent-cartoons.jpg
Как в прошлом представляли технократию ее противники. По часовой стрелке: Winsor McCay, газета San Francisco Examiner, 1933 год; William Heath, серия картин The March of Intellect, 1829; журнал Science and Invention, 1924; Ron Cobb, издание Los Angeles Free Press, 1969; рисунок Oliver Patent, 1882.

Немногим лучше дела будут обстоять и в демократиях. В эпоху до роботов наемный работник выступал союзником и партнером предпринимателя (по крайней мере, на словах), теперь же ситуация кардинально изменится. Потомок наемного работника будет заинтересован лишь в том, чтобы побольше отнять у бизнесмена: бизнес и индивиды превратятся в заклятых соперников. Чтобы этого не случилось, экономист Ричард Фримен предложил сделать всех работников собственниками капитала. Но пока непонятно, как перейти к такому равновесию.

На политическом поприще, согласно негативному сценарию, торжествовать будут радикалы и популисты, разрушающие нормы и институты, объединяющие общество в наши дни. Непрерывный дележ условного «пирога» в пользу масс при помощи пособий, а также утопические обещания станут необходимым условием допуска на политический рынок, так как широкие массы устанут от бесконечной безработицы и социального неравенства. И если поначалу бизнес все еще сможет переехать в страны с низкими налогами и качественными институтами, то впоследствии правительства скоординируются и закроют эту лазейку. А независимые суд и прессу можно будет обвинить в сговоре с олигархами и установить над ними контроль.

Таким образом, человечество рискует оказаться в крайне сложной ситуации, и решение соответствующих проблем потребует множества экспериментов в реальном времени.

Мы все умрем?

Какой из вышеперечисленных сценариев более вероятен, на данный момент сказать трудно.

«Все эти сценарии звучат фантастически. Но это только потому, что многие из нас не сталкивались со значительными экономическими изменениями, переворачивающими привычный уклад жизни с ног на голову. Однако, судя по всему, радикальные перемены ожидают всех нас», — пишет Райан Авент, колумнист издания The Economist.

Чтобы минимизировать риски, утверждает он, правительствам следует уже сегодня начать разрабатывать программу помощи тем, кто пострадает вследствие роботизации; инвестировать в инфраструктуру и в образование, дабы в любой момент времени быть готовыми открыть двери учебных заведений для переквалификации огромного числа безработных.

«Если роботизация застанет нас врасплох, технологические изменения приведут к тому, что правительства перестанут удовлетворять потребности своих граждан, возрастет социальное давление — которое в конечном счете вряд ли приведет к чему-то хорошему», — констатировал эксперт.

Источники: Republic, Politico Magazine


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: