Блоги
Мерли Кроссли: «„Дизайнерские дети“ еще долгое время будут оставаться научной фантастикой»
29

Мерли Кроссли: «„Дизайнерские дети“ еще долгое время будут оставаться научной фантастикой»

Мерли Кроссли: «„Дизайнерские дети“ еще долгое время будут оставаться научной фантастикой»

Недавнее заявление китайского ученого о рождении первых генетически отредактированных детей придало новый импульс разговорам о «дизайнерских младенцах». Однако говорить об их массовом появлении на свет по меньшей мере преждевременно, отмечает в своей колонке Мерли Кроссли, профессор молекулярной биологии из Университета Нового Южного Уэльса.

По мнению ученого, «дизайнерские дети» появятся еще очень нескоро — и дело не столько в законодательных ограничениях, сколько в сложности генома и несовершенности технологий.

Например, можно с уверенностью говорить о том, что в ближайшей перспективе ни один специалист не сможет придать будущему ребенку черты известного киноактера: для этого необходимо изменить тысячи генов, причем одновременно, что выходит далеко за пределы возможностей современной науки и, в частности, технологии CRISPR, позволяющей редактировать в одночасье лишь несколько генов. Даже более простые признаки, такие как рост, цвет волос или глаз, кодируются огромным множеством сложно взаимодействующих генов.

«Мне слабо верится даже в то, что ученые в принципе когда-нибудь начнут понимать, какие гены и как следует изменить, чтобы получить нужную родителям внешность младенца», — утверждает Кроссли.

Еще одна проблема — достоверно предсказать, что произойдет при изменении одного гена и как это повлияет на остальные гены, попросту невозможно. Несомненно, в будущем у генетиков будет намного больше данных о функциях и взаимодействии генов, а производительность CRISPR значительно увеличится, добавляет профессор. Однако даже в таком случае при проведении процедуры редактирования генома сохранится существенный элемент случайности.

«Возможно, когда-нибудь мы найдем гены, кодирующие, скажем, рост человека. Но учитывая их взаимозависимость, медикам будет крайне сложно понять, как их следует изменить, чтобы получить конкретный результат», — полагает ученый.

Дополнительно картину усложняют экологические и эпигенетические (экспрессия генов в зависимости от воздействия окружающей среды) факторы.

«Неопределенность здесь столь значительна, что даже если отбросить этические нормы, младенца, родители которого хотят, чтобы их чадо, к примеру, выросло высоким, гораздо надежнее будет просто пичкать гормонами роста — настолько непредсказуемы последствия изменения генов, предположительно ответственных за рост», — пишет Кроссли.

Но и это еще не все.

«Проблема также в том, что гены человека, как правило, взаимосвязаны таким образом, что изменив один ген «в лучшую сторону», мы невольно отредактируем другой «в худшую». Так, китайские CRISPR-дети — если допустить, что они действительно не будут заражены ВИЧ, ведь эффективность данной методики нам попросту неизвестна — вероятно, будут гораздо более восприимчивы к гриппу и вирусу Западного Нила«, — добавляет исследователь и подводит итог: «В таких условиях появление гипотетического «генетического пластического хирурга», который сможет произвольно регулировать физические данные будущего ребенка, в ближайшей перспективе попросту невозможно, не говоря уже о «генетических психиатрах», регулирующих психические функции».

Кроссли утверждает, что из-за высоких рисков генетическое редактирование эмбрионов останется редким явлением даже при лечении наследственных заболеваний, поскольку в большинстве случаев будет намного безопаснее прибегнуть к использованию альтернативных технологий, например, осуществить ЭКО, выбрав здоровый эмбрион, ввести в плод специальный безвредный вирус, который сделает невозможным развитие заболевания, или провести генную терапию отдельных клеток и тканей, а не всего зародыша.

«В ходе проведения ЭКО медики могут без особых проблем извлечь отдельную «нездоровую» клетку из эмбриона, генетически ее отредактировать и вернуть обратно».

Ученый предполагает, что лечить с помощью генного редактирование целесообразно будет только относительно редкие наследственные заболевания, гены которых несут оба родителя. Но даже в этом случае сначала необходимо оценить эффективность методики и все возможные риски, причем не только для ребенка, но и для будущих поколений.

«CRISPR, несомненно, представляет собой революционную методику, которая коренным образом изменит сельское хозяйство и медицину. И хотя осуществленное китайским ученым генное редактирование эмбрионов рано или поздно должно было случиться, нужно признать, что проводить подобные исследования пока очень рано: во-первых, мы не можем быть уверены в эффективности генного редактирования, особенно по сравнению с другими методиками, а во-вторых, мы совершенно не представляем, с какими рисками имеем дело и каковы возможные побочные эффекты данной процедуры», — объясняет Кроссли.

Таким образом, заключает ученый, не стоит ожидать, что в ближайшем будущем медики пойдут по пути опального китайского коллеги.

«Очевидно, что достижения в сфере секвенирования генома вскоре поставят перед нами множество нормативных и этических вопросов. Но в любом случае нужно понимать, что с учетом нынешнего развития технологий «дизайнерские дети» еще долгое время будут оставаться научной фантастикой», — подытожил Кроссли.

Источники: hightech.plus, The Conversation


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: