Блоги
Научный скандал года: ученые публиковали фейковые исследования, чтобы разоблачить лженауку
67

Научный скандал года: ученые публиковали фейковые исследования, чтобы разоблачить лженауку

Научный скандал года: ученые публиковали фейковые исследования, чтобы разоблачить лженауку

Западный научный мир потряс большой скандал: трое уважаемых ученых признались, что в течение целого года проводили не вполне этичный социальный эксперимент. Они намеренно писали совершенно бессмысленные и откровенно абсурдные работы в различных областях социальных наук, чтобы доказать: идеология в этой сфере давно взяла верх над здравым смыслом.

Как сообщается, работы писались под вымышленными именами — и, как и предполагали их авторы, успешно проходили проверку в научных журналах. Более того, одна из наиболее абсурдных статей — о том, что секс между собаками в парке необходимо рассматривать в контексте культуры изнасилований, — даже была отмечена специальной наградой.

«Иногда полезно (и даже необходимо) разоблачать идеологии, доводя их аргументы и риторику до их логического и абсурдного конца. Последствия этих публикаций в научных журналах пока сложно оценить, но надеемся, что это поможет избавиться от идеологии в гендерных исследованиях и других областях», — заявили экспериментаторы.

Свои настоящие имена диссиденты от научного мира раскрыли сами, написав открытое письмо в журнал Areo. Вот они: Джеймс Линдси, Хелен Плакроуз и Питер Богоссян (на фото ниже).

Линдси — доктор математических наук, известный скептик, атеист и автор нескольких наделавших шуму книг, в том числе «Все ошибаются насчет Бога» и «Жизнь в свете смерти».

Плакроуз — специалист по религиозной литературе эпохи Возрождения.

Богоссян — пожалуй, самый известный из этого трио — доктор философских наук из Университета Портленда, специализирующийся на философии преподавания, критическом мышлении, являющийся одним из членов «Фонда за науку и здравый смысл», основанного известным британским биологом Ричардом Докинзом.

Наука ставит своей целью установить истину, настаивают экспериментаторы, но в области социальных исследований истина уже давно мало кого интересует. Главное — это соответствие идеологическим нормам: осуждение угнетателей всех мастей и выражение поддержки «униженным и оскорбленным».

«Авторы таких работ все чаще оказывают давление на студентов, администрацию и сотрудников других факультетов, заставляя тех выражать поддержку своим взглядам. При этом их взгляды не являются научными.

Хуже того, человек, который ставит под вопрос исследования в области идентичности, привилегий и угнетения, сегодня рискует быть обвиненным в узколобости и предубежденности», — утверждают авторы открытого письма.

Еще одна проблема, которую осветили таким способом ученые — это модель существования платных журналов.

«Один из наиболее актуальных вопросов об академических публикациях на данный момент – это вопрос “А являются ли открытые платные научные журналы будущим научной литературы?”. Кажется, мы нашли ответ: “НЕТ!”. И хотя нет ничего предосудительного ни в открытых, ни в платных публикациях как таковых, однако на сегодняшний день именно платные публикации обладают некоторыми серьезными недостатками.

Дело в том, что в само понятие платных публикаций заложен конфликт интересов: погоня за прибылью может оказаться важнее контроля за качеством работ. В результате, некоторые журналы наживаются на амбициях академиков и публикуют практически все подряд», — утверждают исследователи.

В чем заключался эксперимент

С августа 2017 года Линдси, Богоссян и Плакроуз под вымышленными именами направили в ряд научных журналов 20 статей, оформленных как обычные исследования. Тематика псевдонаучных изысканий варьировалась, но все они были посвящены различным проявлениям борьбы с социальной несправедливостью: исследованиям феминизма, культуры мужественности, вопросам расовой идентификации и сексуальной ориентации, бодипозитива и так далее.

В каждой статье выдвигалась определенная радикальная теория, осуждающая тот или иной «социальный конструкт» (например, гендерные роли). С научной точки зрения материалы не выдерживали никакой критики: выдвигаемые теории не подтверждались приводимыми цифрами и иногда ссылались на несуществующие источники — и были написаны с долей юмора, позволяющей усомниться в серьезности исследования.

Так, в одной из работ предлагалось дрессировать мужчин, как собак. В другой — заставлять белых студентов слушать лекции, сидя на полу аудитории закованными в цепи, в качестве наказания за рабовладение их предков.

В третьей крайняя степень ожирения, угрожающая здоровью, поощрялась как свободный выбор здорового человека. В четвертой предлагалось считать мастурбацию, в ходе которой мужчина представляет в своих фантазиях реальную женщину, актом сексуального насилия по отношению к ней.

В статье «Собачий парк» утверждалось, что исследователи ощупали гениталии почти 10 тысяч собак, опрашивая их владельцев по поводу сексуальной ориентации питомцев. В статье «Грудь» ученые всерьез задавались вопросом, что же привлекает в женщинах гетеросексуальных мужчин.

А одна из статей на тему феминизма — «Наша борьба — это моя борьба» — и вовсе представляла собой несколько перефразированную главу из книги Адольфа Гитлера «Майн Кампф».

Чем закончился эксперимент

Из 20 написанных работ по меньшей мере семь были отрецензированы и приняты к публикации. «По меньшей мере семь» — потому что еще семь статей находились на этапе рассмотрения и рецензирования в тот момент, когда ученым пришлось остановить эксперимент и раскрыть свое инкогнито.

Единственный вопрос, который возник у одного из рецензентов за все это время — действительно ли Хелен Уилсон (вымышленный автор работы) наблюдала в городском парке Орегона «по одному собачьему изнасилованию каждый час».

«Мы считаем, что темы гендера, расовой идентичности и сексуальной ориентации, вне всякого сомнения, заслуживают исследования, но важно изучать их правильно, не предвзято.

Проблема состоит именно в том, КАК их изучают сейчас. Сложившаяся культура диктует нам, что приемлемыми могут быть только выводы определенного рода — например, белый цвет кожи или мужественность обязательно должны представлять проблему. И борьба с проявлениями социальной несправедливости ставится выше объективной правды», — отметил Линдси в своем видеообращении.

Впрочем, у ученых-диссидентов нашлись не только сторонники, выражающие им свою поддержку, но и критики. Так, психолог-когнитивист Ольга Лебедь из Делавэрского университета, обвиняет самих экспериментаторов в некоторой предвзятости.

«Их заявление о том, что подобная проблема специфична только для гендерных исследований, было бы уместным, если бы авторы провели такую же публикационную кампанию в журналах других научных дисциплин (по физике, биологии и так далее) и обнаружили, что «протолкнуть» в них выдуманные статьи значительно труднее», — пишет она.

Лебедь добавляет, что мимикрия под наукообразность — довольно старая и универсальная проблема.

«Журналы частенько отзывают плохие работы постфактум, хотя те в свое время прошли полноценное рецензирование. Недостатки существующей системы рецензирования — постоянно обсуждаемая тема в академических кругах», — утверждает ученый.

Также важно отметить, что, хотя какие-то работы Плакроз, Линдси и Богосяна были приняты к публикации, большая часть из них рецензирования не прошла. Кроме того, специалист по обработке данных в политических науках Фабио Вотт проанализировал соотношение импакт-факторов (так называют метрику влиятельности журнала — соотношение числа публикаций к числу цитирований) журналов из списка и обнаружил, что журналы, в которые приняли упомянутые работы, были в среднем хуже журналов, отвергнувших их.

Еще один недостаток эксперимента — то, что сами по себе теории не имеют веса, пока их не подкрепляют данные, полученные неоднократно экспериментальным путем.

«Если бы вышеупомянутый случай прошел абсолютно незамеченным, эти псевдонаучные статьи никак не повлияли бы на дальнейшее развитие взглядов в данном направлении, потому что исследователи, моделирующие критические эксперименты на основе теорий, очень скоро бы заметили, что полученные результаты никак не соответствуют положениям, заявленным в статье. И теория канула бы в Лету естественным образом — не пройдя проверку временем и опытными данными», — подытожила Лебедь.

Что в итоге

Авторы эксперимента говорят, что так или иначе их репутация в научном сообществе разрушена — и сами они не ждут ничего хорошего.

Богоссян уверен, что его уволят из университета или накажут как-либо еще. Плакроуз опасается, что теперь ее могут не взять в докторантуру. А Линдси говорит, что теперь наверняка превратится в «академического изгоя», которому будет закрыт путь как к преподаванию, так и к публикации серьезных научных работ.

И в то же время все они согласны с тем, что проект себя оправдал.

«Риск того, что предвзятые исследования продолжат оказывать влияние на образование, СМИ, политику и культуру, для нас куда страшнее, чем любые последствия, с которыми можем столкнуться мы сами, — заявил Линдси в интервью WSJ. — Да и в конечном счете мы отлично повеселились!».

Напоследок отметим, что научные журналы, где были опубликованы фейковые работы, пообещали убрать их со своих веб-сайтов, однако больше никак не прокомментировали ситуацию.

Источники: ВВС, N+1


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: