Блоги
Юваль Харари: «Национализм и религии не решат проблемы ИИ и биоинженерии»

Юваль Харари: «Национализм и религии не решат проблемы ИИ и биоинженерии»

Юваль Харари: «Национализм и религии не решат проблемы ИИ и биоинженерии»


Израильский футуролог, историк и автор бестселлера «Sapiens: Краткая история человечества» Юваль Харари полагает, что либеральная политическая система не готова к технологическим вызовам XXI века. Ученый признает, что либерализм сыграл определяющую роль в формировании современного мирового порядка, но он несовершенен и уже начинает устаревать.

Основной недостаток либерализма, по мнению Харари, заключается в том, что он утверждает доминирующую роль чувств отдельной личности, а также ставит во главу угла свободу воли. Сторонники этого течения не понимают, что в будущем технологии смогут проникать в сферу личного и эмоционального и оказывать на нее прямое воздействие.

«Теория либерализма в корне ошибочна. Она предполагает, что никто не может понять меня лучше, чем я сам. Однако это не так. ИИ и биоинженерия вскоре позволят „взламывать“ людей, контролировать их желания и управлять их чувствами», — отмечает историк.

Харари допускает, что технологиями «взлома» будут владеть корпорации и правительства. И если они захотят манипулировать людьми, то намного проще будет воздействовать как раз на либералов — тех, кто считает себя неуязвимым.

«Либерализм не готов к новым технологическим вызовам и абсолютно перед ними беззащитен. Чтобы выжить и процветать в XXI веке, нам следует выйти за его рамки», — заключает автор «Sapiens».

В то же время историк признает, что пока ему чаще приходится не критиковать, а защищать либеральную идеологию, которую «атакуют националисты и религиозные фанатики».

«Их идеи в разы опаснее, чем либерализм», — говорит Харари.

Растущую популярность ностальгических, консервативных идей футуролог объясняет желанием людей вернуться к корням и к прошлому в условиях неопределенности будущего.

«Многие люди опасаются радикальных перемен и неизвестности. Им хочется стабильности, им хочется жить в безопасности. Именно поэтому сейчас происходит расцвет ностальгических идей, которые обращены не в будущее, а в прошлое.

Национализм и религии — комфортные течения, поскольку они объясняют простыми словами то, что происходит в мире, каково наше место в происходящем, кто мы и каков смысл нашей жизни. Эти идеи выступают своего рода якорем в бушующем море реальности», — утверждает Харари.

Страх неизвестности заставляет сторонников националистических и религиозных течений искать стабильность в устаревших «фантазиях». Радикальные консерваторы убеждены, что имеют дело с абсолютными и вечными истинами, которых не коснутся технологические и экономические революции XXI века. Однако при этом большинство из них не в состоянии сказать, с какими именно вызовами вскоре столкнется человечество.

«Ностальгические фантазии о национальной идее и религии не решат проблемы XXI века. Они сосредоточены на проблемах и вызовах прошлого вместо того, чтобы думать о будущем, и скорее основаны на домыслах, нежели некой извечной мудрости», — предупреждает Харари.

К главным испытаниям для человечества ученый относит климатические изменения, безработицу из-за автоматизации и колоссальные возможности генной инженерии.

«Однако вы не найдете ответы на эти вопросы в Библии, потому что люди, которые писали Библию, мало знали о глобальном потеплении, а еще меньше — о генетике и компьютерах», — говорит Харари и добавляет, что националистический изоляционизм, который сегодня «гуляет по Европе», в современных условиях также лишен смысла.

Тот же Brexit, по мнению историка, — лишь пустая трата времени.

«Может ли Brexit спасти нас от угрозы ядерной войны? Нет. Может ли Brexit спасти от нас от климатических изменений? Нет. От небезопасного развития ИИ? Тоже нет.

По сути, каждая минута, которую Британия и ЕС тратят на Brexit, — это минус одна минута, которая пошла бы на предотвращение климатических изменений и регулирование ИИ», — отмечает ученый.

Футуролог выступает за кооперацию между странами для решения проблем мирового уровня, в том числе вызванных новыми технологиями.

«Современные вызовы, которые стоят перед нами, — глобальны и не могут быть решены одной страной. Правительство условной Ирландии не в силах защитить Ирландию от ядерной войны или глобального потепления. По крайней мере, до тех пор, пока ирландские власти не начнут сотрудничать по этим вопросам с Германией, Китаем, США и другими странами. Точно так же, если руководство Европейского Союза обеспокоится развитием ИИ, в одиночку оно не сможет что-либо предпринять», — полагает Харари.

К тому же, разобщенные действия только усилят неопределенность. Если ЕС запретит роботов-убийц и генетическое редактирование эмбрионов, а США и Китай, напротив, снимут любые ограничения, то кооперацию выстроить не получится. Более того, Евросоюзу придется нарушить собственные запреты, чтобы не отстать от других регионов мира.

«Реальность 21 века пугает, и я понимаю, почему люди хотят убежать от нее. Но у нас нет другого выбора. Мы просто обязаны сотрудничать на глобальном уровне. Получится ли это у нас? Не знаю. Люди — мудрые существа, но мы не должны недооценивать человеческую глупость», — говорит футоролог.

В то же время, ученый оптимистично настроен относительно будущего человечества.

«Нужно признать, что несмотря на все проблемы, человечество стало гораздо богаче, здоровее и спокойнее, чем когда-либо. Впервые в нашей истории голод убивает меньше людей, чем ожирение; болезни убивают меньше людей, чем старость; несчастных случаев происходит больше, чем насильственных смертей.

Мы живем сейчас, пожалуй, в самую мирную эпоху. Конечно, в некоторых частях мира все еще ведутся войны — я живу на Ближнем Востоке, поэтому знаю, о чем говорю. Но в большинстве стран войны нет, и развитые государства перестали использовать насилие в качестве инструмента для продвижения своих интересов. Сахар стал более опасным, чем порох: убитых в результате военных действий сейчас меньше, чем умерших от ожирения и связанных с ним заболеваний.

С моей точки зрения, эпоха мира, как ни парадоксально, наступила в первую очередь в связи изобретением ядерного оружия, превратившего войну между сверхдержавами в коллективное самоубийство. Это побудило людей изменить международную политическую систему и найти способы разрешения конфликтов, исключающие объявление войны.

Еще одна причина изменений — современная экономика, превратившая знание в капитал. Раньше богатство измерялось в основном в материальных благах: размерах пшеничных полей, золотых рудниках, рабах, крупном рогатом скоте. Это поощряло ведение войн, поскольку захватить материальные богатства относительно легко. Вместе с тем, вы не можете удерживать с помощью оружия интеллектуальный капитал. Невозможно завоевать танками богатство Кремниевой долины, поскольку в Кремнивой долине нет кремниевых рудников, а весь капитал исходит из знаний инженеров.

В результате, большинство войн сегодня ограничено такими частями света, как, например, Ближний Восток, где богатство по-старомодному измеряется в материальных благах (прежде всего, в нефтяных месторождениях).

Впрочем, это не должно нас успокаивать. Нужно понимать, что нескончаемые сражения прекратились не благодаря некоторому чуду или вмешательству какого-то бога. Войны были остановлены умными людьми. И если человечество начнет принимать неразумные решения, история снова повторится.

Помните — чтобы установить мир, требуются усилия множества людей. Но чтобы начать войну, достаточно одного дурака», — подытожил Харари.

Источники: hightech.plus, The Irish Times


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: