Нобелевский лауреат Джеймс Пиблс: «Не стоит забывать, что теория Большого взрыва — лишь красивое предположение»

Nobel Prize in Physics winner professor James Peebles speaks at a press conference at Princeton University on October 8, 2019 in Princeton, New Jersey. - Canadian-American cosmologist James Peebles and Swiss astronomers Michel Mayor and Didier Queloz on Tuesday won the Nobel Physics Prize for research that increases the understanding of our place in the Universe. (Photo by Johannes EISELE / AFP) (Photo by JOHANNES EISELE/AFP via Getty Images)

Теория Большого взрыва — самое убедительное и популярное предположение о происхождении Вселенной, но это вовсе не значит, что она верна. Джеймс Пиблс, разделивший Нобелевскую премию по физике этого года с первооткрывателями экзопланет Мишелем Майором и Дидье Кело, становится ворчливым занудой, когда дело доходит до теорий ранней Вселенной. Он утверждает, что события, которые сегодня принято называть «Большим взрывом», до сих пор доподлинно не изучены, и он был бы очень признателен коллегам, если бы они перестали называть их этим «взрывным» словосочетанием, пишет Phys.org.

На состоявшемся на этой неделе мероприятии в посольстве Швеции в США 84-летний физик-теоретик заявил:

«Первое, что следует понимать о моей области исследований, — то, что употреблять термин „Большого взрыва“, когда речь заходит о зарождении Вселенной, не совсем корректно, поскольку он указывает на событие, которого могло не быть. Четких, конкретных доказательств того, что когда-то Вселенная взорвалась, на самом деле ни у кого нет».

Ученый, который с 60-х годов прошлого века занимается исследованием реликтового излучения и многое внес в наше понимание о ранней истории Вселенной, отмечает, что, несмотря на наши знания о ее раннем развитии, мы по-прежнему ничего не знаем о ее «началах» и даже не можем сказать, были ли эти «начала».

«Жаль, что люди так уверенно говорят о процессе ее зарождения, когда в действительности у нас нет какого-либо фактажа в этом отношении. Мы располагаем теориями, но они не являются доказанными», — подчеркивает космолог.

При этом у нобелевского лауреата нет своей, более предпочтительной теории. Он не берется гадать, что именно могло произойти вместо Большого взрыва, а просто полагает, что заполнять пробелы в знаниях терминами, которые лишь кажутся фактами, — плохая стратегия. Это касается всех областей, в которых у нас попросту не хватает экспериментальных данных, чтобы вывести научное заключение.

«У нас есть отличная теория эволюции веществ во Вселенной. В ее основе лежит хорошо изученный и неоднократно экспериментально проверенный процесс нуклеосинтеза, который привел к появлению гелия и других химических элементов  во времена, когда Вселенная была очень горячей и плотной, — отмечает Пиблс. —  Эта теория получила признание, поскольку она располагает доказательствами и ее можно проверить экспериментально, в отличие от таинственного зарождения Вселенной».

Правда в том, говорит ученый, что теория Большого взрыва принята космологами лишь потому, что она самая логичная. Но не имея того, что можно было бы проверить в ходе экспериментов, мы не можем быть в ней уверены.

«Я не имею ничего против теорий, — говорит физик, — но, с моей точки зрения, их следует воспринимать всерьез лишь после прохождения строгой научной проверки. Каждый из нас может выдвинуть теорию, и она может не иметь ничего общего с реальностью. Лишь после экспериментального подтверждения мы можем с уверенностью сказать, что данная теория соответствует действительности.

В случае с зарождением Вселенной у нас попросту нет экспериментальных данных, чтобы говорить о достоверности какой-либо из теорий».

Эту же мысль космолог повторил, когда его попросили прокомментировать инфляционную модель Вселенной.

«Это прекрасная теория, — признает Пиблс. — Многие думают, что она так прекрасна, потому что правдива. Но доказательств, опять же, крайне мало…».

На вопрос, какой термин, по мнению космолога, следует в таком случае употреблять, Пиблс ответил, что он уже давно «сдался» и сегодня сам использует словосочетание «Большой взрыв», хотя оно ему категорическим не нравится:

«На протяжении многих лет некоторые из нас пытались убедить научное сообщество в необходимости найти новый термин. Но Большой взрыв укоренился в культуре. Так что в конечном итоге я сдался».

Источник: hightech.plus

Disqus Comments Loading...